RuEn

Рыжее счастье Мастерской Петра Фоменко

Снимаются они редко, но метко и у хороших режиссёров, а играют только в театре своего Мастера. Накануне дня рождения корреспондент «Вечерней Москвы» поговорила с Полиной Кутеповой.

ПРО ТЕАТР-ДОМ И ЛЮБОВЬ К ЧЕЛОВЕКУ

 — Полина, среди премьер ушедшего сезона – непривычный для Мастерской спектакль Веры Камышниковой «Фантазии Фарятьева» по пьесе Аллы Соколовой, где вы играете противоречивую во всем девушку Сашу, «воздушную» и рациональную одновременно. Чем запомнилась эта работа, что она оставила в вас как актрисе?

 — Мы давно знакомы с Верой Петровной Камышниковой, она — прекрасный педагог по речи, человек, тесно связанный с нашим театром (Вера Камышникова — педагог-репетитор в Мастерской Петра Фоменко, преподает сценическую речь в ГИТИСе, в Мастерской Сергея Женовача — прим. «ВМ»). Мне давно хотелось поработать с Верой Петровной так, чтобы она была режиссером, а я – актрисой. Спектакль получился неожиданным для нашего театра, и все роли для всех исполнителей — новые и непривычные.

 — Но при этом спектакль получился всё равно в духе «фоменок»…

 — Правда? Это здорово, если так.

 — А если описывать одним словом или одной фразой, театр Петра Фоменко – какой он? В чем магия этого театра, так любимого зрителями?

 — Возможно, одна из причин — это домашняя атмосфера, потому что Мастерская Фоменко – это театр-дом, а театров-домов немного в Москве.

 — Вы опередили мой следующий вопрос, про театр-дом. А почему, на ваш взгляд, таких театров мало? Есть театр Фоменко, театр Женовача, но все равно театры-дома в какой-то степени – уходящая натура.

 — Еще театр Льва Додина в Петербурге… Я не думаю, что эти театры уходят. Просто это авторский театр, во главе которого стоит необыкновенно сильный режиссер, который объединяет талантливых близких по духу и «группе крови» людей, у которых одни цели и для которых театр — самое важное, что есть в жизни. Вот это и есть театр-дом.

 — У вас ведь не было работы в другом театре?

 — Нет, не было.

 — А могли бы себя представить в другом театре? В какой-то постановке, к примеру?

 — Если играть какой-то спектакль, то вполне могу себе это представить.

ПРО МУЗУ-ОБУЗУ И РАЗНИЦУ ПОКОЛЕНИЙ

 — Все-таки вас считают музой Евгения Борисовича (Евгений Каменькович – режиссер, худрук Мастерской Петра Фоменко).

 — И что? (смеётся). Это ничего не значит. Когда мне говорят про музу, я отвечаю, что эта история скорее не про музу, а обузу, так как-то ближе к действительности. А если серьёзно, то в спектакле на другой территории я не вижу ничего невозможного, это вполне вероятно. Но все-таки мое место — это Мастерская Фоменко, и основные переживания связаны именно с этим театром.

 — А разницу между первым поколением «фоменок», которому принадлежите вы с сестрой, и с другими поколениями чувствуете?

 — Да, разница есть, и это прекрасно, что все такие разные, в этом наша сила.

 — Не могу не задать несколько некорректный вопрос. Как вы с Ксенией роли делите?

 — Мы роли не делим. Всё решают режиссёр и только режиссёр.

 — Ревности к ролям сестры не было?

 — Да вроде пока нет.

 — А одну роль в разных составах спектакля когда-нибудь играли?

 —Такого не было. В нашем театре вообще практически нет ролей, которые играли бы разные актеры, вторых составов. Были моменты в сложных ситуациях, когда нужно было подменять друг друга.

 — Среди всех ролей, которые вы сыграли, можете выделить самую легкую для вас, самую сложную и самую любимую?

 — Легко было играть в спектакле «Мотылёк». Это пьеса практически на двух актеров, и в основном на сцене были только я и Юра Степанов, актёр нашего театра (Юрий Степанов погиб в автомобильной аварии в ночь со 2 на 3 марта 2010 года — прим. «ВМ»). Юра так здорово и интересно играл, что мне можно было просто быть рядом и не напрягаться, спектакль всегда получался. А любимые роли в разные моменты – разные. Персонажи – это живые организмы, они меняются, и актеры меняются. И роли меняются.

 — Полина Агуреева в этом году дебютировала в роли режиссера в «Гигантах горы», ещё одной премьере прошлого сезона. А вам не хотелось бы себя попробовать на этом поле?

 — Нет. Совсем не хотелось бы.

 — Какие ожидания связаны с новым сезоном?

 — Хочется, чтобы были и новые спектакли, и эксперименты.

 — И последний вопрос. День рождения для вас – это праздник, или какой-то рубеж, или просто дата?

 — Это праздник. А праздник – это застолье, это когда вся семья в сборе… В этом году так не получится, к сожалению, все будем в разъездах, а так, конечно, стараемся собираться.