RuEn

Отец и дети: Фоменко глазами Кутеповой

Еще несколько лет назад «Мастерская Петра Фоменко» часто гастролировала по России и за границей. Но после того как в столице для театра было построено новое современное здание, «фоменки» стали выезжать реже, предпочитая принимать зрителей у себя. Пользуясь случаем (осенними гастролями в городе на Неве), «Линия полета» расспросила Полину Кутепову, одну из ведущих актрис театра, о том, чем различается публика в Москве и за ее пределами, об отношениях с мастером и о многом другом.

 — Полина, каким нашли Петербург? Здешний зритель отличается от московского?

Полина Кутепова: Конечно, в Петербурге много интересных театров с прекрасными актерами и замечательными спектаклями. Поэтому петербургский зритель по-хорошему требователен и в каком-то смысле избалован хорошим театром. В Москве у нас есть своя публика. В большинстве своем к нам ходят в театр люди, которые знают и любят наш театр, и большой процент публики в зале — это те люди, которые, может, не в первый раз смотрят спектакли, и все про нас знают. То есть актеры и театр в целом уже имеют, таким образом, своеобразный «аванс» доверия и интереса. Но когда приезжаешь в другой город, тем более в Петербург, то этих авансов нет. Так что гастроли — это проверка на прочность и достаточно серьезное испытание спектаклю и труппе в целом.

 — Как часто «Мастерская» бывает в городе на Неве?

П. К. : В Петербурге мы уже были лет пять назад. Мы привозили достаточно много спектаклей. Но все равно есть момент настороженности и непростого сначала восприятия. Но, судя по восприятию наших спектаклей, контакт произошел. Хотя, надо признаться, вначале было непросто.

 — В профессиональной среде «Мастерская» известна тем, как тщательно на каждых гастролях происходит «освоение площадки», как проходят подробные репетиции на месте, вне зависимости от того, сколько лет спектаклю. В этот раз Петр Фоменко поступил также?

П. К. : Что касается освоения площадки, то это абсолютная правда, и я даже не представляю, как можно существовать по-другому: это настолько же необходимо актеру, насколько и техническим службам театра. А вот Петр Наумович в этот раз, к сожалению, с нами не приехал. Он не очень хорошо себя чувствовал, незадолго до этой поездки только вышел из больницы. И, конечно, без него нам было сложно. Потому что он нам абсолютно необходим, а в таком сложном спектакле как «Три сестры» — особенно.

Кстати, самого Петра Наумовича связывает с Петербургом длинная профессиональная история. Он же тут начинал, здесь проходило его становление как режиссера. У него очень непростые, сложные отношения с этим городом. Возможно, что для него эти гастроли даже важнее, чем для нас. И на труппу таким образом ложится двойная ответственность — и перед петербургским зрителем, и перед Фоменко.

Когда театр выезжает на гастроли, создается необыкновенно созидательный эффект для спектакля. Я бы сказала такой обновляющий, омолаживающий эффект. За счет новых непривычных условий, другой сцены возникает какое-то внутреннее напряжение, происходят очень нужные изменения в постановке. В свое время, когда у нас еще не было своего помещения, своего театра, мы вынуждены было очень часто ездить на гастроли. На каких площадках только мы не побывали! Мы начинали играть на последних курсах института и сразу после, практически на площадке, равной объему комнаты. Одна из самых первых курсовых работ, переросшая в репертуарный спектакль, «Волки и овцы», начинался в такой тесноте, что актеры должны были практически протискиваться между декорациями и партнерами. Петр Наумович этот недостаток превратил в достоинство, и в результате мы в эту тесноту играли. То есть он научил нас обыгрывать пространство, приспосабливаться к нему и превратил это в игру. Это очень большой опыт и наука были для нас.

 — Как вы себе представляете идеального режиссера? Вот Фоменко — он идеальный режиссер для актера?

П. К. : Идеальный? Ну, если такое существует, то, наверное, да, Петр Наумович — идеальный режиссер. Но я бы скорее сравнила наши отношения с родительскими, как отца и детей. А для детей родители всегда идеальны. Но скорее всего «идеального режиссера» как понятия не существует. Все режиссеры разные, и должны быть разными. Тут нет каких-то четких законов, прописанных правил. Для меня главным качеством в режиссере является его одержимость театром. Впрочем, то же самое сказать и про актера. В театре в большинстве своем сумасшедшие, по-хорошему сумасшедшие, люди работают. Потому что там денег не заработаешь, там только все на интересе.

 — Мастерская привезла спектакли не только Фоменко, но и других режиссеров. Петр Наумович как относится к тому, что в его «вотчине» с его актерами ставит кто-то еще?

П. К. : Если быть точнее, то «Улисс» по роману Дж. Джойса в постановке Евгения Борисовича Каменьковича и «Носорог» Э. Ионеско в постановке Ивана Поповски, моего однокурсника. И назвать их приглашенными режиссерами в нашем театре невозможно.

Но в репертуаре есть спектакли, которые сделали именно «чужие» режиссеры. Последняя премьера театра — спектакль «Пять вечеров» А. Володина в постановке «приглашенного» режиссера Виктора Рыжакова. Во время репетиций возникали разные сложности, выпуск спектакля откладывался, и Петр Наумович вместе с Андреем Воробьевым (директором нашего театра) сделали все, чтобы премьера состоялась. Вот такое отношение. ..