RuEn

У зеркала два лица

Сестры Кутеповы очень похожи. Играют в одном театре. Нередко — в одном спектакле. Обе замужем. У обеих мужья режиссеры. Но у каждой своя манера игры. Свой актерский почерк. И внутренний мир — удивительный и неповторимый.

С. К. Ксения, как для Вас начался новый сезон?
Ксения. После отпуска, связанного с рождением дочки, собираюсь на гастроли в Париж. Поеду туда вместе со своей трехмесячной Лидочкой и мамой в качестве няни. Я сыграю восемь спектаклей «Семейное счастье» в постановке Петра Наумовича Фоменко. Когда вернусь в Москву, буду потихонечку входить в прежний режим работы.
С. К. Полина, «Дом, где разбиваются сердца» — это ведь не первая ваша совместная работа с мужем, режиссером Евгением Каменьковичем?
Полина. Нет, ну что вы… Первая — это «Двенадцатая ночь» Шекспира, потом Оскар Уайльд — «Как важно быть серьезным», затем «Варвары» Горького, «Мотылек» П. Гладилина, а «Дом, где разбиваются сердца», получается, уже пятая.
С. К. Работа с мужем в кино или в театре отличается от работы с другими режиссерами?
Ксения. С супругом, конечно, работать намного сложнее. И не только в кино, но и в любой другой сфере деятельности.
Полина. Необходимо забывать о том, что работаешь с близким человеком. Мне очень помогало то, что Женя обладает каким-то необыкновенным терпением. Причем не только по отношению ко мне, но и по отношению к остальным актерам.
С. К. Ксения, а Ваш муж, Сергей Осипьян — кинорежиссер. У Вас были совместные работы?
Ксения. У мужа я снималась в одной из серий «Убойной силы» и в его курсовых работах.
С. К. Хотелось бы продолжить совместный опыт в новом кинопроекте?
Ксения. Не буду ничего говорить, но очень надеюсь, что нам представится такая возможность.
С. К. Какие качества важны в вашей профессии?
Ксения. Упорство, работоспособность, готовность к диалогу. Еще я очень ценю актеров, которые крайне критично относятся к себе. К сожалению, профессия провоцирует этого не делать. Люди попадают в большую зависимость и, мне кажется, часто приобретают некий нарциссизм. Театр — это такое место, где произрастают всякие человеческие слабости. И я очень люблю тех, кто способен этому сопротивляться. Люди здесь должны быть крайне внимательны и чистоплотны. Мне кажется, Петр Наумович старается нам это привить.
Полина. Я думаю, главное — терпение. Которого никогда не бывает много. Его чем больше, тем лучше. Особенно у нас, актеров.
С. К. Что вас может сильно разозлить и даже вывести из себя?
Полина. Хамство.
Ксения. Много чего. Ну, например, меня очень раздражает, когда сидящий в зале начинает разговаривать по мобильному телефону во время спектакля. Я понимаю, что можно забыть его выключить, но когда человек берет трубку и начинает объяснять, что не может говорить, потому что он в театре?! Вот это меня действительно злит. В этот момент я готова ударить этого человека по голове. К счастью, в нашем театре стоят заглушки. В Москве это, кстати, пока что редкость.
С. К. А какие слова или поступки людей вас могут обидеть?
Полина. Это может случиться только в отношениях с близкими людьми, с теми, кого я действительно люблю. Какое-то непонимание или недомолвки, одним словом, недоразумения могут обидеть. Неадекватное поведение чужого человека я не воспринимаю.
Ксения. Трудно сказать. Например, сейчас мне очень обидно, что жители дома, где находится наша «Мастерская», не поддерживают решения о строительстве нового здания нашего театра, а высказывают резкую позицию «против». Ведь очевидно, что дело не конкретно в нас. Речь идет о застройке всей набережной. Мы - это только начало процесса. Я не ожидала такого отношения наших соседей. Это какой-то злой рок. Я, например, была бы рада театру, расположившемуся недалеко от моего дома.
С. К. Скажите, как вы прощаетесь с испорченным настроением?
Ксения. Как-то прощаюсь. Надо прощаться. Когда я была юной, мне было крайне тяжело справиться с собой. Репетиция шла коту под хвост, если я была не в духе.
Полина. Есть такая пословица: «Утро вечера мудренее». Иногда, может быть, достаточно поспать. Время лечит. Я к этому так отношусь.
С. К. Любите поспать?
Полина. Да-а. Очень люблю. И сны стараюсь запоминать, когда могу.
Ксения. Обо-жа-ю. Мне, кстати, очень нравится размышлять о подсознательной жизни человека. Думать, что к чему и как приснилось. Поэтому с удовольствием запоминаю сны, даже не на уровне сюжета, а на уровне ощущений. Это очень интересно
С. К. Вы верите в приметы?
Полина. Я считаю себя очень суеверной, как, впрочем, и страну, в которой мы живем. Есть в этом что-то очень домашнее.
Ксения. Мне кажется абсурдным не свистеть дома, потому что денег не будет. Мне нравится свистеть, и я свищу.
С. К. Вы часто ходите в кино?
Ксения. Мой муж — режиссер, поэтому я, конечно, стремлюсь следить за развитием мирового кинематографа.
С. К. Говорят, детские воспоминания самые сильные. Вы помните себя маленькими?
Полина. Конечно. Помню, мама брала нас обеих в магазин специально для того, что бы мы занимали очередь в разные отделы. Очереди были тогда огромными и, чтобы успеть купить все сразу, нужно было идти туда втроем: в одном отделе продавали картошку, в другом — молоко, в третьем — мясо. Такое «очередьное» детство. А вспоминаю об этом легко, с удовольствием.
С. К. Как Вы восстанавливаетесь после тяжелой работы?
Ксения. Ну, вот рожаю детей. (Смеется.) Я, кстати, хорошо помню, как у меня появился сын Вася. Был такой завал в театре, я чувствовала жуткое физическое истощение, можно сказать, была у последней черты. Поняла, что продолжаться так не может, и родила сына. Пошла на это сознательно, чтобы уйти в декретный отпуск, вздохнуть, остановиться… Второй раз случайно история повторилась. Мы выпустили «Три сестры», что далось нам очень непросто. Говорю «нам», потому что знаю, что для многих актеров это было именно так. Многое хотелось сделать, и мало что получалось. И вот я родила второго ребенка. Чувствую себя сейчас прекрасно. Я полна идей.
С. К. Но как Вы будете со всем этим справляться, забот-то теперь прибавилось? Ксения. Честно говоря, не знаю. Не могу сказать, что хорошо себе представляю, как это будет, но точно знаю, что со вторым ребенком проще.
С. К. Вася осознает, что у него теперь есть младшая сестренка?
Ксения. Конечно. Он ее очень любит, целует ей ручки, носик, лобик. ..
С. К. Полина, а Вам всегда удается уделять внимание дочке Наде?
Полина. Если мы более или менее свободны, то проводим с ней много времени. Но ей уже восемь лет, у нее появились какие-то подру-у-жки. Так что она теперь самостоятельный человек.
С. К. Вы, наверное, ощущаете себя очень счастливыми женщинами?
Ксения. Вы можете определить, что такое счастье? Я не могу.