RuEn

Полина Кутепова: «Мир и любовь сильнее убеждений и принципов»

Когда мы договаривались о съемке с актрисой Полиной Кутеповой? она попросила? чтобы интервью у нее брала ее сестра Злата. Нам показалось это замечательной идеей? и мы с радостью согласились. Получилось весьма интересно — то? что надо для новогоднего номера! Итак? перед вами беседа двух сестер

P. S. Фотосессию? зная о занятости Полины? мы провели заранее в LOTTE HOTEL MOSCOW и сам формат съемки? уже привычный для читателей? менять не стали.

Когда деревья были большими, а проблемы маленькими, самым знаменательным событием недели в нашей семье был обязательный воскресный обед, за которым всем раздавались прозвища, как правило, в стихах — веселья ради и рифмы для. К тому времени как наступало время десерта, «доставалось» всем — от самого старшего, отца, до самой младшей, Полины. Судя по дружному хохоту, обеды удавались. Несмотря на сомнительную рифму.

Прошли годы, кроны деревьев стали ближе, а проблемы больше. Но, похоже, одно остается в семье Кутеповых неизменным: как только мы собираемся вместе, концентрация смеха в этой точке земного шара зашкаливает. Способность посмеяться над собой, взятая из детства, не раз выручала нас, помогая взглянуть под другим углом на внештатную ситуацию. Впрочем, надо признаться, смеяться с удовольствием мы умеем и в обычной жизни. Ниже привожу выдержки из совместного с сестрой моей Полей «чаепития». Прости меня, Полиночка, я не сказала о своем ренегатстве, материализовавшемся во включенном диктофоне.
О ГАЛЬПЕТРЕ И ДЖУЛИАННЕ МУР

ЗЛАТА КУТЕПОВА: Поля, вот тебе Джулианна Мур нравится? (После секунд молчания, потраченных на конвертацию звукового образа в зрительный, Полина утвердительно кивает, доедая шоколадную конфету.) И мне нравится. Она все же очень похожа на тебя внешне. Может, даже больше, чем Ксеня. Я всегда вздрагиваю, когда вижу ее фотографию. Особенно в цвете. Мне вообще рыжие актрисы нравятся.
ПОЛИНА КУТЕПОВА: И мне тоже. Особенно Ксения Кутепова. И в цвете, и в черно-белом варианте, и на сцене, и на экране. (Дружный смех.)

З. К. : Ну, это понятно, сестра как жена Цезаря — вне всяких сомнений. 
П. К. : Да нет, мне на самом деле очень нравится актриса Ксения Кутепова. Другое дело, что как сестра-близнец я понимаю, почему она в этой сцене вот так поднимает брови, вот так молчит, понимаю и жду этого. А если она не делает того, что я уже подспудно ожидаю, то восторгаюсь еще больше — новой найденной реакцией, новым точным оттенком. Ну не знаю, понимаешь ли ты меня.

З. К. : Да, мне кажется, что да. А теперь представь, как я смотрю спектакли, где вы обе на сцене. Все то же самое, только в двойном размере. (Очередной взрыв хохота.)
П. К. : Именно поэтому очень переживаю за реакцию родных. Я, когда знаю, что в зале мама или ты, волнуюсь втройне. И у Ксении так же. Особенно на премьерных показах, и всегда жду потом, что вы скажете. (Улыбнувшись.) Вы ведь такие язвы!

З. К. : Да неправда! Я с абсолютным трепетом отношусь к тому, что вы делаете. Просто есть спектакли, в которые влюбляешься и можешь смотреть их по многу раз. Как, например, «Самое важное» (постановка Е. Каменьковича. — З. К. ), а бывает, что только мозгом смотришь и не больше.
П. К. : А у меня там Гальпетра (персонаж спектакля. — Прим. ред.). Одна из любимых ролей Ксении. Я прямо иногда кожей чувствую это удовольствие, когда смотрю на то, что она делает в «Самом важном». И всегда поражаюсь, насколько она может быть гениальной характерной актрисой.

З. К. : Думаю, что многие гламурные издания изменили бы подход как минимум к съемке вас с Ксеней, если бы видели ваши работы в театре. Меньше было бы залакированного глянца, больше живого.
П. К. : А зачем? Это же закон их жанра, он такой существует и этим живет. Как жанровое голливудское кино — все должно работать именно в рамках жанра, иначе его не будут смотреть. А потом… (улыбается) мне иногда нравится смотреть на свои журнальные фотографии. Если удачные, конечно, если фотограф хороший, концепция неизбитая. А читатель, как и зритель, разный: кто-то со вниманием прочитает рецензию на новый спектакль, а кого-то больше интересует, в чем я была одета на премьере. Это не значит, что кто-то лучше или хуже, просто разные и все.
З. К. : Душа моя, да ты просто не по годам мудра.
П. К. : По годам, по годам. А то, что со временем начинаешь меньше судить и развешивать ярлыки, становишься более терпимым, так это да. Разве у тебя не так?

З. К. : Не знаю… Может, и так. С годами своя позиция, свои взгляды тоже становятся четче, оформленнее, что ли.
П. К. : Да, но одно другого не исключает.

З. К. : Кстати, о фотографиях и красоте. Один мой знакомый, очень хороший фотограф, увидел твою фотографию, такую, знаешь, чистую, без грима совсем, и восхитился. Какое, говорит, прекрасное и в то же время гуттаперчевое лицо.
(Полина отрывается от чашки, вскидывает по-кутеповски брови и через мгновение захлебывается хохотом и чаем.)
П. К. : (Откашлявшись.) Кошмар какой! Как это ужасно звучит: «гуттаперчевое лицо»! То есть я понимаю, что он хотел сказать, но звучит смешно. Хотя ты знаешь, именно эта особенность моего лица много раз мне помогала.

З. К. : Ты имеешь в виду «Пелагию»? (в сериале «Пелагия и белый бульдог» героиня внешне меняется от неприметной монахини в очечках до светской красавицы. — Прим. ред.).
П. К. : Ну да, и Пелагию в том числе.

О СВЯЩЕННЫХ КОРОВАХ

З. К. : А ты не боишься не влезть в костюм, Полечка? Это, между прочим, уже третья. Или четвертая?
(Полина застывает с конфетой во рту, смотрит на меня, воплощенную ехидну, слегка исподлобья, брови опять взметываются вверх, и, наконец, она не выдерживает и хохочет.)
П. К. : Нет, не боюсь. После трех-четырех часов на сцене не то что три эти штуки, килограмм конфет сжигается, и следов не остается. А когда еще и съемки прибавляются с утра до вечера, то вообще в отрицательные величины уходишь. Диеты — это для «сидячих», не для нас. Ну, во всяком случае, не для нас с Ксенией. Хотя знаешь, я подумала, на самом деле я не так много ем. И в принципе неприхотлива, вернее, терпима. Но опять-таки это скорее оттого, что во время увлеченности работой, процессом просто иногда бывает не до еды. Отъедаюсь в редких промежутках, когда нет съемок и есть короткий отдых между спектаклями в несколько дней.

З. К. : Ну и отсыпаешься ведь тоже, да?
П. К. : О, это да! Ты же знаешь, сон — «священная корова» сестер Кутеповых. Чувствую себя, когда не выспалась, ужасно. Для меня сон — это все: и здоровье, и красота, и мир в семье, и настроение. К нашему с Ксенией сну вообще все относятся с большим пиететом. А у актеров проблемы со сном, бессонница не редкость. Это как профессиональное заболевание, только никто не выдает молоко за вредность. Если ты работаешь на сцене, я имею в виду, работаешь по-настоящему, то затормозить потом этот маховик очень сложно.

З. К. : То есть сегодня ты выспалась? Смеешься, болтаешь вот тут со мной.
П. К. : Выспалась, но устала. Но устать лучше, чем не выспаться. Просто я сегодня ездила на запись — читала в тон-студии шесть часов подряд для аудиокниги.

З. К. : Полина, но зачем? Ведь денег это больших не приносит по сравнению со съемками, например, а времени и сил отнимает, как я вижу, много…
П. К. : Ну, во-первых, это интересно. Знаешь, иногда такие любопытные или необычные с творческой точки зрения проекты предлагают, что невозможно отказаться. Да и хочется себя в новых каких-то форматах попробовать. Невозможно же все гонораром мерить. Вот ты меня недавно спросила, зачем я на те (мы обсуждали с Полиной одно не самое привлекательное с профессиональной точки зрения, но хорошо оплачиваемое предложение. — З. К. ) съемки согласилась. Так ведь и для того, чтобы потом позволить себе интересную запись на радио, или малобюджетный фильм, или еще какой-то проект. И я не одна, так многие актеры поступают. И не только в России, но и европейские и голливудские актеры тоже.
З. К. : А потом еще как хорошо, когда, например, только голосом работаешь: костюм не надеваешь, гримироваться не надо…
П. К. : (Смеется.) Точно-точно. Хотя вот ты смеешься, а знаешь, как лицо устает от грима. Я думаю, актрисы меньше всех других женщин в обычной жизни косметикой пользуются, а уж тоном вообще. Просто каждая старается дать коже подышать, восстановиться. А у рыжих кожа в принципе тонкая, с ней приходится очень бережно обращаться.

З. К. : Учитывая еще нашу московскую воду, после которой все стягивает и сохнет, как в пустыне…
П. К. : А я уже давно свела к минимуму общение своего лица с водопроводной водой. Либо отфильтрованная, либо, что еще лучше, минеральная, ну еще можно остывшую кипяченую. И стараюсь почти не загорать. Летом на солнце — длинный рукав и шляпа или бейсболка и очки. И тебе настоятельно рекомендую. Все-таки кожа очень быстро стареет от солнца.

З. К. : Да? А с мешками под глазами как борешься? Они ведь у всех есть, просто для актрисы это как-то насущнее.
П. К. : Новых рецептов, по-моему, еще никто особо не изобрел: на ночь жидкости не пить и высыпаться.

З. К. : Ну, про сон уже слышали, знаем (посмеиваюсь я), а вот что касается новых рецептов: ты мазь от геморроя уже пробовала? (Обеим понятно, что сейчас грянет взрыв, что перед очередной лавиной хохота остались секунды и сдерживает ее только одно: Полина еще не успела разгадать, в чем подвох. Кто раскололся первой, я не помню.) Ну что ты смеешься, я же серьезно (вытираю я слезы). Половина ведущих в Останкино пользуются этим средством в бесконечной борьбе с мешками под глазами. Для них, знаешь ли, это несмешно, им каждый день в эфир. 
П. К. : Нет, про такой рецепт впервые слышу. И что, работает?

З. К. : Говорят, работает. Лучше любого лифтингового крема.
П. К. : Ну, с этими кремами с лифтинг-эффектом, я считаю, все же надо быть очень осторожными, стараться начинать ими пользоваться как можно позднее, я имею в виду возраст. Все-таки эффект привыкания никто не отменял.

З. К. : М-да… (Ощупываю я свое лицо, пытаясь заглянуть в зеркало.)
П. К. : Да нет, ты сегодня неплохо выглядишь. Это у тебя лифтинговый крем или мазь от геморроя? (Вот так в семье Кутеповых любая шутка с легкостью может вернуться к тебе бумерангом.)

О ПОРОСЯТАХ И БУДУЩИХ ДВОРНИКАХ

З. К. : Скажи мне, дорогая, а ты так и не пробовала повторить подвиг 15-летней давности — приготовить вареники с вишней? (Евгений Каменькович, известный режиссер, профессор РАТИ и по совместительству муж Полины, родом из славного града Киева. Понятно, что любовь к вареникам с вишней у него предопределена от рождения. Так вот, находясь в ожидании их будущей дочери, моя сестра совершила, на наш с Ксенией взгляд, почти героический поступок: своими руками замесила тесто, приготовила начинку и накормила в результате мужа и гостей настоящими, не покупными варениками с вишней. Ни я, ни Ксения, честно признаемся, никогда ни на что подобное не сподвиглись.)
П. К. : Нет, и думаю, что я еще не скоро решусь на это. Зато я запекала поросенка в сметане и делала утку, фаршированную яблоками. А вот вареники… Разве что когда в преклонном возрасте стану благостной старушкой в белом чепце и захочу побаловать внуков. (Образ Полины в чепце, окруженной выводком сорванцов, рассмешил нас обеих. )

З. К. : Интересно, а Женя осознает, что ему досталась жемчужина, нет, алмаз «Орлов» семьи Кутеповых?
П. К. : Женя? Ну не знаю, не знаю… Полагаю, когда ел поросенка, осознавал про алмаз, а когда с совместной репетиции очередного спектакля едет домой, думает, что этот алмаз огранить бы, чтобы не спорил до хрипоты.
НАДЯ: (Дочь Полины и Евгения Каменьковича, моя старшая племянница, заглядывает к нам.) У вас тут что, комната смеха? Вы так хохочете, что абсолютно невозможно заниматься, вы меня отвлекаете, мне же тоже хочется чая и посмеяться! А я не могу, мне надо физику доделать.
(Мы с Полиной делаем серьезные лица, извиняемся и переходим на полушепот.)
З. К. : Ты представляешь, что через пять лет Наде будет столько же, сколько тебе в начале съемок в «Насте» у Данелии? Кстати, она вам уже сообщила, что вроде бы не против заняться тем же ремеслом? На тот момент, когда она говорила об этом мне, родителей, по ее выражению, она еще этим не пугала.
П. К. : Да-да, я уже в курсе. Что, конечно, противоречит всем ее заверениям, что «в актрисы — ни-ни, на худой конец в режиссеры, но и это только в крайнем случае».

З. К. : Ну, либо крайний случай настал, либо…
П. К. : Либо, надеюсь, ветер наших желаний переменится. Недавно она ездила со мной на съемки на пару дней, ей предложили маленькую роль дочери моей героини, и я дала согласие на это в надежде, что понюхает и поймет, как все это непросто и сколько сил нужно. И тогда я почти с удовлетворением видела ее недовольное лицо наутро, когда пришлось вставать чуть ли не затемно — холодно, противно — и ехать в не очень комфортных условиях. И я Наде тогда сказала: «А теперь представь, что это может быть каждый день?» А вообще она, когда ей надоедают вопросами о будущей профессии, отвечает, что собирается стать дворником.

З. К. : Прекрасно, нам очень нужны дворники со знанием японского, английского и французского языков. Правда, с этим она опоздала лет на 25-30, эпоха дворников-бродских закончилась. Батеньки, какие у тебя красивые серьги! Наклонись, я взгляну.
П. К. : А это видела? (Поля приподнимает волосы. Ну уши, и что? Смеется и приближает левое ухо практически к моим глазам. Теперь отчетливо видна вторая дырка.) Надя решила проколоть себе вторые дырки, ну и мне пришлось. Надо было поддержать.

З. К. : Понимаю…
П. К. : (Смеется.) Нет, не понимаешь. Поймешь, когда твоя дорастет до переходного возраста.

З. К. : Что, тяжко?
П. К. : Да, забавный период. Я, честно говоря, думала уже, что нас чаша сия миновала и мы так, по касательной, прошлись мимо сложностей, которые обычно бывают у подростков. А теперь думаю, что все только начинается.

З. К. : Не гневи Бога, Поля. Надя у нас, прости, у тебя — золото, а не ребенок. Во всяком случае, на фоне других в этом возрасте.
П. К. : Не знаю, не знаю. Фыркает, обижается… (Поля вздыхает, уходя по кутеповской привычке глубоко в себя.)

З. К. : Ну конечно, если проблемами характера считать гиперответственность и страсть к учебе, то тогда, конечно, ты несчастная мать.
П. К. : (Расхохотавшись.) Да, кошмар! Я думаю, это у нее от Жени. Женя такой же ответственный и обязательный. Хотя я не помню, чтобы и тезка ее и по совместительству бабушка наша Надежда Николаевна куда-нибудь хоть раз опоздала или не сделала того, что обещала.

З. К. : Да уж, это точно. Кстати, признайся, ты ведь на это и надеялась, когда Надю в честь мамы называла?
П. К. : (Смеется.) Точно-точно. Расчет оправдался.

Конечно, подумала я, перечитав написанное, лучше сестры никто не побеседует. Даже если видел все спектакли и фильмы. Потому что жизнь больше работы.
P. S. Если бы тебе предложили интересную работу, такую, о какой мечтать только могла, но для этого пришлось бы не видеть близких целый год, даже по скайпу, ты бы согласилась? Даже со скайпом точно нет.

Самое лучшее событие в твоей жизни? Рождение дочери и поступление на курс к Петру Наумовичу Фоменко. Правда, в обратной хронологии. 

Есть что-то, о чем не знает Ксения? Прости меня, Ксения. Да, есть.

Если бы тебе предложили сделать операцию у лучшего в мире пластического хирурга, что бы ты изменила в своей внешности? Сейчас ничего. А с возрастом… не знаю. Хочется, конечно, сказать, что просто надо уметь стареть достойно, но я не знаю, что я скажу потом.

Приходилось ли совершать такие поступки, о которых сейчас жалеешь? Конечно, как и всем. Мне кажется, люди рисуются, когда говорят: « Я ни о чем в своей жизни не жалею!» А если это на самом деле так, то мне их жалко.

Театр или, точнее, работа и жизнь — равнозначные понятия? Нет, жизнь больше, чем театр или работа. Почему ты удивилась?

Расскажешь рецепт того замечательного тыквенного супа? Легко. Берешь тыкву, чистишь, режешь и заливаешь небольшим количеством воды. Можешь добавить лук, морковь и, если хочешь, для густоты картофелину. Варишь до готовности, посолив, но не переваривая, потом блендером смешиваешь со сливками. Да! Главный секрет — в белых сухариках, их надо потом подать с супом.

Если бы ты родила сейчас еще ребенка, как бы отреагировала на это твоя дочь Надя, как ты думаешь? Спроси у нее. Хотя забавный вопрос, я даже не знаю. Предполагаю, была бы вся гамма чувств с ее стороны, и не только положительных.

Что такое женская мудрость, с твоей точки зрения? Да почему только женская? Думаю, что любая мудрость заключается в понимании того, что мир и любовь сильнее убеждений и принципов. Просто на словах это легко, а на деле трудно.

Что бы ты могла пожелать или посоветовать себе такого, что могла бы пожелать и посоветовать и другим женщинам? Всегда очищать на ночь лицо, как бы ни устали. А учить их жизни я не имею права.