RuEn

Жертвы гипноза

В «Мастерской Петра Фоменко» выпускают спектакль по неоконченной книге Михаила Булгакова

Этот спектакль вырос из отрывка, который Кирилл Пирогов сыграл года полтора назад на так называемом вечере проб и ошибок — есть в «Мастерской Фоменко» традиция устраивать показы самостоятельных работ, из которых потом иногда получаются полноценные постановки (так, например, вышло со спектаклями «Носорог» и «Как жаль…»). Пирогов на том вечере вышел в роли Максудова — героя «Театрального романа» Михаила Булгакова — и имел успех. Вместе с несколькими актерами он начал работать над сценами из книги, а позже к репетициям подключился сам Петр Фоменко. В результате создатель «Мастерской» значится в программке этой премьеры художественным руководителем, а Кирилл Пирогов — режиссером и исполнителем главной роли.

Книга Булгакова описывает несколько совершенно разных миров — в спектакле «Мастерской» они не противостоят друг другу, а благодаря подвижным, трансформирующимся декорациям Владимира Максимова друг в друга перетекают. В жилище Максудова с потолка свисают веревки, на одной из которых он в плохую минуту попробует повеситься, но вот появляется стол под оранжевым абажуром — и Максудов по?гружается в мир литературы, с его дурными пьянками и злословием. В мире театра под портретами Немировича-Данченко и Станиславского сидят верные секретарши: седая, закутанная в шаль Поликсена Торопецкая (Галина Тюнина) и вечно настороженная Августа Менажраки (Мадлен Джабраилова). А дальше перед зрителями возникает Сивцев Вражек, где затворником живет кумир Августы Иван Васильевич: художники сделали актеру Максиму Литовченко грим, лишь намекающий на сходство со Станиславским — зачесанные назад вздыбленные волосы с проседью, пенсне.

Сам Булгаков в «Театральном романе» и загипнотизирован миром театра, и не может примириться с его фальшью. Есть в этой книге и тревожное ощущение, что мир этот, такой манящий, непременно принесет гибель. В премьере «Мастерской Фоменко» мрачного взгляда на театр нет вовсе — создатели смотрят на описанные Булгаковым события с доброй иронией, не стремясь к разоблачению. Легкую ноту инфернальности в происходящее вносит разве что появление на сцене актера Олега Ниряна — он играет одновременно и издателя Рудольфи, и режиссера Независимого театра Ильчина. Так что становится понятно, что это не столько два разных человека, сколько две маски одного и того же соблазняющего Максудова черта.