RuEn

Однажды он любил

Актеру Кириллу Пирогову не пришлось играть Гамлета, но посчастливилось сыграть Чехова

В этом году в ограниченный прокат вышел фильм российского классика Виталия Вячеславовича Мельникова «Поклонница». Мелодрама, основанная на эпизоде из жизни Антона Павловича Чехова. Главную роль в фильме сыграл Кирилл Пирогов, один из самых любимых зрителями актеров театра Петра Фоменко. Он рассказал «Российской Газете» о своей работе.

С чего для вас начиналась эта история?

Кирилл Пирогов: Был у нас фильм"Агитбригада «Бей врага» — мы там познакомились с Мельниковым, он меня позвал, и я с радостью пошел поучиться, поработать вместе. А после он задумал эту вещь. Нашел где-то на чердаке на даче книжку воспоминаний писательницы начала века Авиловой. И зачитался. Это история ее жизни, где есть страницы даже не романа, а странной встречи с Чеховым. В прямом, современном смысле назвать романом это нельзя. Она была замужняя женщина, у нее были дети, писала очень достойные рассказы, которые он сам отмечал. Но вся эта история между ними была очень странной и зыбкой. Но она, конечно, к нему относилась особенно. Это хорошая книга, даже если частично вымысел, то читать ее все равно приятно и интересно.

О каком периоде жизни Чехова идет речь?

Кирилл Пирогов: Это последние годы Чехова, хотя их знакомство длилось много лет. Но в кино все спрессовано. Они встретились на премьере «Чайки» в Питере. Он же там издавался, там были его издатели и приятели — Лейкин и Суворин, которые в фильме объединены в один персонаж, замечательно сыгранный Олегом Павловичем Табаковым. Вообще, очень хорошие и достойные роли вышли. Мне было приятно смотреть. Я не очень понимаю про свои сцены, потому что объективно на себя смотреть невозможно. А где меня нет — мне было радостно. И более всего мне радостно было за Виталия Вячеславовича. Потому что в наше время сделать картину почти без поддержки, она была минимальной, и сделать мелодраму по таким абсолютно классическим канонам практически невозможно. И по причине неумения, и по причине отсутствия мужества. Это сложно сделать такую историю о людях, про людей и сделать ее на артистах. Я считаю, это большая победа.

Когда играешь Чехова, а не просто некоего персонажа, есть какое-то дополнительное ощущение ответственности?

Кирилл Пирогов: Есть. Но очень условное. Виталий Вячеславович хотел сделать историю живого человека. Он основывался на воспоминаниях Авиловой и на бунинских воспоминаниях. А Бунин был знаком и с ней, и с ним. И в первых воспоминаниях о Чехове в 1914 году он писал, что Чехов, наверное, никогда никого в жизни не любил. А прочитав воспоминания Авиловой через 30 — 40 лет, он сказал: «Может быть, все-таки однажды он любил». Но из этой любви ничего не вышло, совершенно подводная история. И воспоминания вышли очень много лет спустя после ее смерти. Это была тайна. И у Мельникова не было желания сделать в этой истории слепок с великого писателя. К тому же тут и его мысли о судьбах людей, которые много трудятся, у которых за очень многое болит сердце и которые обречены на одиночество. Это совсем другая задача, чем думать, как сыграть Чехова. За это я бы не стал браться. Виталий Вячеславович сделал очень осознанную работу. В фильме нет лишних эпизодов. Они могут быть более или менее удачные, но они необходимы. Драматургически. В наше время только единицы достигают такой глубины проработки. А без нее не возникает веры в людей. Мне посчастливилось. Такие встречи, когда можно бесконечно учиться, подарки судьбы.

То, что в вашей жизни театра значительно больше, чем кино, это осознанный выбор? Или так сложилось?

Кирилл Пирогов: И так, и так, наверное. Уже сейчас трудно разобрать. Это зависит от того, где работаешь. Те возможности, которые есть у нас здесь в театре у Петра Наумовича Фоменко, может быть, не во всех театрах есть. И не видеть этого очень глупо, а тем более проходить мимо. Это большое счастье, что у нас есть дом и такая работа, которая у нас есть, сложная и настоящая. И я провожу здесь очень много времени. Спектакли, репетиции — у нас и выходных-то нет.

Расскажите что-нибудь о главной интриге сезона — постановке «Театрального романа» Петром Наумовичем Фоменко, в которой, я знаю, занят весь старый состав театра и где вы играете главную роль. Будет премьера весной?

Кирилл Пирогов: Да, будет. Но я не хотел бы пока рассказывать. Мы репетируем уже второй год. Тут нельзя спешить — это очень сложная работа. Надо дотерпеть.

И последний вопрос: а у вас есть роль, которую вы бы хотели сыграть, но которую еще не сыграли?

Кирилл Пирогов: Уже нет. Когда-то очень хотел сыграть Гамлета. И, кстати, так и не сыграл. И это правильно. Потому что жизнь распределяет как должно, а не как ты хочешь. Потому что то, что ты очень хочешь, особенно в юности, из этого всегда получается что-то не то. А если ты научишься терпеть в профессии, то дождешься того, о чем ты не мечтал, но что будет особенно дорого и важно. Главное — это работа. Практическая работа. Ничего другого и быть не может.