RuEn

Роман в театре


В Мастерской Петра Фоменко продолжаются премьерные показы спектакля «Театральный роман». Как часто бывает в Мастерской, постановка родилась на «вечере проб и ошибок». Корреспондент vtbrussia.ru выяснил у актера Никиты Тюнина, как шла и продолжается работа над спектаклем.

 — Включение в репертуар спектаклей, появившихся из самостоятельных актерских работ, в вашем театре стало в своем роде традицией…
 — Да, у нас действительно есть такая традиция. Многие спектакли возникли именно так. Например, «Носорог», «Дом, где разбиваются сердца», «Он был титулярный советник», «Русский человек на rendez-vous», «Рыжий».

 — В «Театральном романе» ты не просто актер, но и ассистент режиссера. Это твой первый опыт в таком качестве?
 — Да, это первый опыт.

 — Этот опыт позволил тебе взглянуть на актерскую работу с другой стороны?
 — Когда ты занят не только работой над своим образом и своими сценами, но и принимаешь участие в формировании спектакля как единого целого, ты узнаешь об этом спектакле практически все, видишь его в целом и потому оцениваешь все несколько иначе — с точки зрения необходимости и пользы для общего дела.

 — Повторить опыт не хочется?
 — Только с позиции помощи партнерам, режиссеру и спектаклю.

 — Для Кирилла Пирогова «Театральный роман» — тоже первый опыт в качестве режиссера?
 — Не совсем. Несколько лет назад мы с Олегом Ниряном — актером нашего театра — готовили для самостоятельного показа сцены из романа «Петербург» Андрея Белого. Обратились к Кириллу, и он здорово нам помог как режиссер. Показ получился очень интересным. Так что когда мы взялись за «Театральный роман», то полностью доверились его режиссерскому чутью.

 — Говорят, у вас в театре довольно часто спектакль — плод совместного творчества.
 — Над постановкой всегда работает ансамбль. А режиссер определяет ее дух, задает атмосферу, общее направление движения. Но его видение всегда воплощается только общими усилиями команды, работающей над спектаклем.

 — А не было соблазна сделать сатиру на самих себя?
 — «Театральный роман» все-таки не сатира. Булгаков не ставил себе целью высмеять Художественный, да и какой бы то ни было театр. Он, скорее, осмысливал с помощью прозы историю своих отношений с Художественным театром — сложных, противоречивых, многогранных. И мы вслед за автором пытаемся не смеяться, тем более — не высмеивать, а размышлять о театре, о профессии, о своем отношении к ней.

 — В спектакле некоторые актеры играют сразу нескольку ролей. Это обычная практика или особенность «Театрального романа»?
 — Мы действительно практикуем это в некоторых спектаклях. Но в данном случае сам автор дает нам такое право. «Театральный роман» — обширная галерея портретов. На его страницах сталкиваешься с десятками персонажей, настолько ярких, что они буквально «просятся» на сцену. Физически невозможно назначить актера на каждую, подчас, эпизодическую, на пару минут, роль. А с другой стороны, для актера это интереснейшая задача — создать несколько непохожих образов или собирательный образ из нескольких в одном спектакле. У нас в постановке и так заняты 27 артистов.

 — Это много?
 — Это очень много! Но персонажей еще больше — их 50. Поэтому практически каждый артист играет в спектакле по две роли. А некоторые даже три, четыре.

 — Сейчас идут премьерные спектакли. Продолжаете работу над постановкой?
 — Разумеется. Работа над спектаклем не может закончиться, пока он живет. А премьерные показы — это процесс рождения, первые шаги постановки, требующей постоянного внимания и труда.

 —Ваш театр занимает совершенно особое место, им все всегда восхищаются, начиная от зрителей, заканчивая критиками. И каково работать в таких условиях?
 — Если посмотреть статьи о «Театральном романе», то они противоречат этому утверждению. Далеко не все восхищаются и не всегда. Как известно, театр — самая сложная машина на свете, и не может вызывать однозначных оценок. Конечно, приятно чувствовать восхищение и благодарность публики. Но это не должно ни расслаблять, ни вызывать эйфорию. 

 — Есть ощущение, что первый и второй акты отличаются друг от друга. По-разному шла работа или дело в действии?
 — В театре дело всегда в действии. Разумеется, работа над актами, над отдельными сценами выстраивается очень индивидуально. Но в данном случае дело еще и в природе романа, в композиционном построении спектакля.

 — А кто придумал заканчивать спектакль цитатой из «Мастера и Маргариты»?
 — Нам не пришлось ничего придумывать. Булгаков считается автором мистическим. А у мистификации свои законы. Мы лишь следовали им.