RuEn

Чего не было, того не было

В Мастерской Петра Фоменко поставили «Тополя» Вампилова

Спектакль «Тополя» в Мастерской Петра Фоменко поставили сразу три режиссера — Юрий Буторин, Владимир Топцов и Сергей Осипьян. Это театральная экранизация одноименного рассказа Александра Вампилова, спектакль-кинофильм, где главная декорация — это экран, на котором идет черно-белое кино, снятое Сергеем Осипьяном. Пространство подчеркнуто проницаемо: половичок с экрана перетекает на сцену, брошенная кофта летит в руки герою, сидящему на лавочке, а тени киношных деревьев ложатся на сцену. Фильм, снятый в эстетике «советской новой волны», втягивает в глубь действия и расширяет горизонт.

Герой идет к невесте. Он молод и счастлив. По пути он встречает девушку. Мимолетно. А потом мается всю жизнь. Ему 43, он женат не на ней. Каждую весну он возвращается в то место и тоскует.
Это история о том, чего не случилось. «Я видел ее только раз. Может быть, потому я люблю ее всю жизнь», — так начинается рассказ. «И потому хочется закричать и заплакать, хочется потому, что я ее никогда не видел. Ее не было. Были и есть только тополя» — так рассказ заканчивается. Он меньше, чем на страницу. Авторы раздвинули границы текста — дополнили его отрывками из очерков и дневников Вампилова, стихами Николая Рубцова. Так появились дополнительные герои — фасонистый молодой специалист в исполнении Амбарцума Кабаняна. И важные приметы времени — стройка века, поезда, бороздящие страну, пивная с липкими столиками… Но это — ретрофон.
Главное — все-таки встреча. Не та, вампиловская, а другая — встреча героя с самим собой. Зрелого мужчины с юным студентом. Нынешнего играет Владимир Топцов, прежнего — Юрий Буторин. Одеты они одинаково, только на молодом безрукавка по моде тех лет. Движения и жесты — одни на двоих, будто зеркалят друг друга. Молодой герой только что встретил их «в последствии Жену». Так она обозначена в программке. Она — яркая, смуглая, диковато-красивая (Полина Айрапетова). А герой — щуплый, путает Ренессанс с Росинантом и не умеет танцевать. История покорения важная, но опять же не главная.Главное — диалог героев, их миров-сознаний. Они двойники. Такие персонажи всегда одержимы какой-то блажью, им присуща комическая вина, они потеряны в этом мире. И они всегда — социальный типаж.
Буторин дебютировал со спектаклем «Рыжий» — о поэте Борисе Рыжем. Там герой тоже раздваивается, и одного из Рыжих играет сам Буторин. В спектакле «Заходите, заходите» он из романа Шалева «Как несколько дней» вытянул лишь одну линию — отца и сына. Так что у спектакля «Тополя» принципиально двойственная природа. Сценографическое решение — не просто красивый и стильный, а идеологический ход. Кино не просто фон, а вторая реальность. Две реальности существуют одновременно. В разных плоскостях и временах. И ту самую девушку, и жену играет одна и та же актриса. И внутри спектакля «Тополя» играют пантомиму «Тополя». Экран и сцена. Старость и молодость. Случилось и не случилось. Он и Он же. Как это все по-нашему…