RuEn

Киноспектакль «Тополя» в «Мастерской Петра Фоменко» остался без фокуса

Копперфильда пригласить забыли

«Тополя» — один из премьерных спектаклей «Мастерской Петра Фоменко», театра, который не боится выпускать новые работы под конец сезона, уходя в лето. Неизменная любовь к «фоменкам» обеспечивает аншлаги, современный формат позволяет спектаклю быть кратким — час десять без антракта, впрочем, одноименный рассказ Александра Вампилова можно было прочесть, наверное, минут за пять, в программке он опубликован целиком. А спектакль идёт час десять.

У Вампилова и сегодня с театром непростые отношения. С одной стороны, Табаков уже отлил фигуру драматурга в бронзе, поставив рядом с двумя другими русскими драматургами-классиками второй половины ХХ века — с Виктором Сергеевичем Розовым и Александром Моисеевичем Володиным. И его самого тоже называют классиком, но классиком — до сих пор не прочитанным или прочитанным не до конца, тем самым объясняя отсутствие великих спектаклей по пьесам Вампилова. Хотя как раз Олег Табаков играл в одном из лучших спектаклей по коротким одноактным его комедиям — в «Провинциальных анекдотах», спектакле Валерия Фокина в театре «Современник». Был когда-то важный для понимания драматурга спектакль открывшего Вампилова первым в Москве Владимира Андреева — «Прошлым летом в Чулимске», со Станиславом Любшиным в роли Шаманова. «Утиную охоту» ставили много раз, но великих спектаклей все-таки не было до сих пор, и киноверсию с Олегом Далем в роли Зилова тоже не причисляют к безусловным художественным удачам… Может быть, ещё и по этой причине у «Тополей» не один, а сразу три режиссера? Которые, вероятно, в поиске адекватности, то есть соответствия автору, его замыслу, придумали изобразить на сцене «Мастерской Петра Фоменко» спектакль-кинофильм? Именно так обозначен жанр этой премьеры.

В основе этого недлинного спектакля, как уже было сказано выше, — рассказ Вампилова. Не его знаменитые, хотя и «недооткрытые» или едва только «приоткрытые» пьесы, а куда менее известная проза, короткие рассказы, еще немного — и те самые «крохотки» Солженицына или «мгновения» Бондарева, да мало ли в русской литературе за последние без малого двести лет было примеров таких вот коротких рассказов, с сюжетами и одними только впечатлениями?! Импрессионистичность «Тополей» очевидна в том, как автор высвечивает отдельные важные для его повествования, для впечатлений и чувств цвета — «пронзительно синий воздух», тополя — «корявые черные гиганты, навсегда увязшие в синеве», «синь, мутнеющая синь», «безумно-синим сделался воздух»… Ничего явного, лишь тополя — вечная константа в этой истории. Как сыграть эту синеву в спектакле, сделанном принципиально черно-белым, действие которого переплывает со сцены на экран и обратно, где на экране — черно-белые интерьеры и аллея тоже черно-белая, а на актерах костюмы — матовые, чуть отдающие в желтизну, бежевые, точно сошедшие со старой пожелтевшей кинопленки (художник — Александра Дашевская, костюмы — Анны Белан и Валерии Курочкиной)?

Едва замечаешь или узнаёшь про эту помесь жанров — про спектакль-кинофильм, — тут же напрягаешься, делаешь стойку: интересно же, как это очевидное противоречие будет преодолено? В конце концов этот случай — не первый, когда режиссеры предпринимают попытку «синхронизировать» видео и живой актерский план, происходящее на экране с игрой актёров на сцене. К сожалению, самый удачный виденный мною опыт в памяти остался анонимным, — это был спектакль испанского, кажется, театра по «Фаусту», там буквально мистически удалось добиться порой пугающих перетеканий действия с поставленных друг на друга четырех или пяти экранов-телевизоров к живым актерам и обратно.

Вампилов — реалист, но и он в этой истории пытается поймать и отрефлексировать некоторую неслучайность в случайной то ли встрече, то ли не-встрече, так далеко отбросившую тень, можно сказать, на всю последующую жизнь героя…

Некто рассказывает, как спешил через городской сад к невесте, но неожиданно столкнулся с прекрасной незнакомкой, прошел мимо и теперь, спустя 10 лет, женившись по любви и имея 10-летнего сына, каждую весну тоскует на том же месте, в тот же час, в садике среди тополей. И уже напоследок: «Я ее никогда не видел. Её не было. Были и есть только тополя»… В этом коротком рассказе, честно говоря, нечего играть. Тут, представляется, — очевидная ошибка с выбором материала. В 39 строках — полная невнятица мыслей и чувств. И - никакой драматургии. 

Это только кажется, что интересно разбираться в том, что таит некоторую тайну. В этой короткой истории нет… истории. Рассказчик обманывает себя, а следом пытается, впрочем, безуспешно, обмануть читателей. Если ты женился по любви, какого черта тебе искать в этих тополях? Если шёл к невесте и встретил другую, волшебную, то, значит, невеста была не так уж любима… Зачем врать, что женился по любви? Бывают, конечно, случаи, когда мужчина встречается одновременно с двумя девушками. Я помню, переживал когда-то по схожему поводу. Но дядя, мудрый человек меня остановил вопросом: «В каком смысле одновременно?» — «Сегодня с одной, завтра — с другой…» — «Это не называется одновременно, это — последовательно. Так и надо».

Вампилов, наверное, был великим драматургом, но, судя по рассказу «Тополя», проза ему удавалась не всегда. В песенке Максима Леонидова драматургии побольше:

«Она прошла, как каравелла, по зеленым волнам
Прохладным ливнем после жаркого дня
Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она
Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я».


Проблема с сюжетосложением неминуемо отзывается в приблизительностях, которые уже от себя добавляет театр. Хотелось предложить нечто новое, поискать (и найти, конечно!) что-то интересное на стыке театра и кино, которое, как мы уже видим, спустя сто-то с лишним лет, театр не погубило, живут они поживают, время от времени забегая на чужую территорию. Но ничего интересного найти, к сожалению, не удалось: чтобы перейти с аллеи на сцену, актерам приходится сделать шаг в сторону, за кулисы. Понятно, что иначе не получится. Но «что не получится» было ясно и до этого спектакля, а спектакль такой — спектакль-кинофильм — вероятно, стоило ставить лишь в том случае, если его авторы находят фокус, с помощью которого эту очевидную преграду удается преодолеть. В конце концов, у них же есть… как его? Дэвид Копперфильд! Значит, задумав нечто необыкновенное, надо было начинать с попыток преодоления земного тяготения. 

Всё остальное, впрочем, весьма обаятельно: появление в эпизодических ролях Ивана Верховых, Тагира Рахимова, Кирилла Пирогова, Евгения Цыганова, Ксении Кутеповой и самого Евгения Каменьковича… Всё это полно очарования. Прелестно. Но к рассказу «Тополя» всё это отношения не имеет.

То, что Владимир Топцов, которому достается роль героя в возрасте, и Амбарцум Кабанян — актеры хорошие, содержательные, не подлежит сомнению. Даже после этого спектакля.

Источник: Независимая газета