RuEn

В вихре мрачного карнавала

“Карнавальная меннипея” — такой подзаголовок значился у спектакля Мастерской Петра Фоменко “Души”

Жанр, в котором сочетается смелый вымысел, фантастический сюжет с постановкой глубоких философских, исторических, богословских проблем. Представление, основанное на острых сатирических началах, местами язвительных, гомерических и подчас отдалённых друг от друга. Это испытание необычных и аномальных состояний человека. Именно такое впечатление создаётся после просмотра нового спектакля Мастерской Фоменко “Души”.

Спектакль стал для меня погружением в карнавализацию потустороннего мира. И данное действо было совершенно мастерски поставлено и сыграно. Кружатся, вьются, танцуют и шатаются герои и персонажи гоголевских произведений. Вся вереница личин кружится в карнавальном шествии, но шествии особенном – потустороннем, из мира страшных снов, кошмаров, тёмных и мрачных дверей, народных преданий и легенд.
Здесь видишь Панночку, майора Ковалёва, потерявшего нос, приторного Манилова и грубо неотёсанного Собакевича (блистательная игра Евгения Цыганова – очень точное попадание в образ!). Есть ещё Башмачкин, Ноздрёв, Плюшкин, губернатор и “Общество” – воспроизведение сплетен и пустопорожних разговоров барышень светских балов XIX века – парафраз современной болтовни – в мастерском исполнении Полины Агуреевой.
В канву повествования театрального действа режиссёр Фёдор Малышев (он же исполнитель роли кучера Селифана) включает знаменитое стихотворение М. Ю. Лермонтова “Выхожу один я на дорогу” (его, впрочем как и другие лирические отступления, читает сам кучер). В нём вся боль поэта за Россию и за её судьбу.
На первый взгляд Лермонтову вторит другое знаменитое произведение – письмо А. С. Пушкина к П. Я. Чаадаеву, но таковое впечатление обманчиво. Да, во многом поэт соглашается с первым русским философом, признавая все пороки нашей отчизны, но всё же не умаляет ценности русской культуры, вклада царей и императоров в её мощь, близости к Европе. Такова уж особенность нашей матушки-России – здесь соседствуют страсть к приобретению капитала, скопидомство, удалое ухарство Ноздрёва, мрачная красота и разврат Панночки. Все грани природы русского человека воплотились в героях и персонажах гоголевских произведений. Ведь тот же первый в русской литературе коммерсант, Павел Иванович Чичиков (блестящее воплощение образа Дмитрия Захарова), показан далеко не только ярым пройдохой, без души, обделывающим свои делишки, но и человеком, которому приходилось постоянно выбираться из всех невзгод, порой непролазного мрака и полного отсутствия помощи и совета: “Кровью, ваше сиятельство, кровью нужно было добывать насущное существование. На всяком шагу соблазны и искушенья…враги, и губители, и похитители! Вся жизнь была – словно вихорь буйный или судно среди волн по воле ветров. Я человек – Ваше сиятельство!”.
Затейливые костюмы Павла Каплевича подчёркивают разносторонность и многообразие характера русского человека – будь то помещик, военный или мёртвая душа. Все яркие краски карнавала, какие только можно представить вплетены в мешковатое коричнево-серое одеяние, напоминающее платье, тулуп, фрак или мундир. В спектакле, игре актёров, декорациях, вспыхивающем свете и зловещей темноте выразились одновременно боль и любовь к России, но всё же больше любовь и милосердие – недаром в конце спектакля кучер Селифан и его хозяин, коллежский асессор Павел Иванович Чичиков, вместе поют под струящимся откуда-то сверху светом.

Источник: Ревизор.ru