RuEn

Любовь, только любовь

Пьеса «Испанцы в Дании» — рискованный выбор, который в данном случае совершенно неожиданно себя оправдал. Имя Мериме на слуху, но кто знает, что он написал еще что-то, кроме новеллы «Кармен», сюжет которой сделал бессмертным Жорж Бизе? Сюжет «Испанцев в Дании» если и был кому-то известен, то почти наверняка оказался благополучно забыт на фоне других, более актуальных драматургических произведений. Действие пьесы разворачивается в период наполеоновских войн — благодаря «Войне и миру» чрезвычайно близкий и навсегда родной нам исторический период. Но что происходило за пределами России и в каких отношения Франция находилась с Испанией и Великобританией, представляется несколько смутно. А ведь на этом строится интрига пьесы. Мы понимаем только, что французы заодно с испанцами, но держатся по отношению к ним весьма настороженно и готовы в любой момент уличить их в заговоре и использовать это как удобный случай для того, чтобы их перестрелять, причем с превеликим удовольствием. К англичанам французы относятся еще более настороженно, но зато как к ним тянутся испанцы, которые мечтают только о том, чтобы поскорее вернуться на свою родину!
Кирилл Пирогов «Испанцами в Дании» последовал традиции, издавна утвердившейся в Мастерской Петра Фоменко: открывать новый или полузабытый драматургический материал.
Зритель следит за развитием сюжета и понимает, что ему и в самом деле интересно не только то, как это будет сыграно, какой еще трюк придумает режиссер-постановщик, но и то, что будет дальше. Однако Пирогов этим не ограничился. Он создал отличное сценическое действие, проникнутое духом XIX века. О, эти прекрасные дамы, внезапно оказывающиеся на острове среди мужчин, изголодавшихся по любви, а потом оказывающиеся еще и шпионками, а потом ради любви отказывающиеся от денег… О, эти мужчины, которые ради благосклонности дамы готовы на любой подвиг и даже совершают его прямо у нас на глазах… О, эти прекрасные интриги, которые вьются буквально из ничего… Но на самом деле всего этого почти наверняка было бы мало для того, чтобы получился хороший спектакль.
Кирилла Пирогова большая часть публики знает как отличного киноактера, дебютировавшего на экране больше двадцати лет назад в фильме Георгия Данелии «Орел и решка», а постоянные зрители Мастерской Петра Фоменко — как одного из корифеев театра. Но до сих пор его режиссерский опыт был ограничен сорежиссурой с самим мастером на спектакле «Театральный роман». Это уникальный опыт, но достаточен ли он для полноценной самостоятельной работы? Оказалось, что да. У Пирогова получился исключительный спектакль, где все как в первый раз. Как будто он вложил в «Испанцев» все, что накопилось в нем за годы работы в театре. Каждая сцена начинена постановочной фантазией и любовью к персонажам. Актеры не живут, а именно играют на сцене, но что больше всего увлекает — мастерство, с каким они это делают. При этом артисты выкладываются ничуть не меньше режиссера, словно этот спектакль — их шанс на что-то, о чем они так давно мечтали. Но и это еще не все.
Режиссер максимально приблизил зрителя к сцене. Кажется, что ближе уже невозможно. И если вдруг смотришь спектакль откуда-то из глубины зала, а тем более с галерки, то что-то не так — ты будто чужой на этом празднике жизни. На показах «Испанцев в Дании» все зрители сидят максимально близко к сцене и почти вовлечены в действие: протяни руку — и окажешься в другой реальности, реальности XIX века. Это решение позволило режиссеру ввести в действие очень много тонких жестов, которые издалека можно и не разглядеть. Издалека они могли бы визуально предстать яркими притягательными пятнами, но не более того. Но в этом спектакле важны детали, их так много. И прежде всего в игре актеров. Не так часто встретишь в репертуарном театре хороший кастинг. Если на первых ролях еще можно увидеть актеров, попадающих в образ не только внутренне, но и внешне, то на ролях второго плана может быть кто угодно. В «Испанцах» кастинг — идеальный. Все на своих местах. Особенно 27-летняя Полина Айрапетова в роли матери двоих очень взрослых детей.
В своей игре она не пытается добавить себе возраста, внешне она остается такой, какая есть, обладающей каким-то всепроникающим эротизмом. Она выглядит ровесницей своей дочери, но при этом наделяет свою героиню деталями, которые позволяют нам уловить тот возрастной диапазон, в котором она сейчас внутренне пребывает: интонация, какие-то почти неуловимые жесты… Феерический выход на сцену совершает Андрей Миххалев в роли громоподобного Шарля Леблана, до того успев появиться на сцене в роли тихого, почти незаметного хозяина гостиницы, а Александр Мичков преображается из слуги Лафлера в лейтенанта английского флота, и ты понимаешь, что актер раздвоился на еще одну роль, лишь из описания спектакля — настолько ты захвачен происходящим на сцене и настолько оказываются убедительны актеры. Денис Аврамов невероятно обаятелен в роли полковника Хуана Диаса. Ему под стать исполнительница роли мадам де Куланж — Мария Большова. Все без исключения преображаются на сцене и творят чудеса актерской игры.
Проспер Мериме заводит своих героев — французов, испанцев и англичан — на уединенный остров. Среди них оказываются мужчина и женщина, которым в самую пору влюбиться. Почти классический сюжет. Но между ними возникает несколько препятствий. Женщина — шпионка; ее брат — воинственный мужлан, который был бы рад убить ее возлюбленного. И через все эти препятствия пробивается любовь, о которой именно так можно было писать, видимо, только в позапрошлом веке. На сцене бушуют страсти, которые и автор, а вслед за ним и режиссер приправляют иронией. Не обходится спектакль без песен и танцев. Они возникают в действии самым естественным образом, хотя у них если и есть какая-то логика, то только эмоциональная — словно бы режиссеру захотелось, чтобы в этот момент все танцевали, и все танцуют. В финале Полина Айрапетова поет, и этому тоже нет какого-то логического объяснения. Но это просто прекрасно. А ты понимаешь, что все-таки Мериме был неплохим автором и слава его «Кармен» вполне заслуженна.

Источник: «Эксперт»