RuEn

Один длинный, один короткий

«Дилетант» посмотрел самый продолжительный и самый компактный спектакли уходящего год

По совести говоря, участвовать в главном театральном марафоне года – почти десятичасовой постановке «Стойкий принцип» Бориса Юхананова в «Электротеатре» – «Дилетант» побоялся. Это заядлых театралов хлебом не корми, подавай только зрелищ и катарсисов. А мне некогда: дома сериалы не смотрены, в барах коктейли не питы. Поэтому о целом судить приходится по части – жалкому четырехчасовому фрагменту, так что о какой объективности можно говорить? Одно слово – дилетантизм. Или дилетантство? Ну, вы поняли.

Зато спектакль «Смешной человек» Федора Малышева в «Мастерской Петра Фоменко» заканчивается быстрей, чем я в субботу утром успеваю вспомнить свое имя – всего за 40 минут.

Столь разительное несходство хронометража само подсказало идею сравнить две эти постановки, чего иной умный человек, пожалуй, делать бы не стал. Ну и дурак он.

СЮЖЕТ

И там, и тут в основе – классика.

Юхананов взялся за «Стойкого принца» испанского драматурга Кольдерона. Это пьеса XVII века с путаной фабулой, пересказывать которую смысла нет, потому как режиссеру от автора нужны были не столько действие и герои, сколько текстовая масса, булькающая, журчащая, то тающая, то вновь обрушивающаяся на зал.

Федор же обратился к Федору – Малышев к Достоевскому. Тут не столько сюжет, сколько почти дословное воспроизведение монолога из «Сна смешного человека», одного из самых экстатически-мистических рассказов угрюмого писателя.

ПОСТАНОВКА

Скучать вам не дадут.

Режиссер Юхананов действует с привычным мегаломанским размахом. Просторный зал «Электротеатра» превращается в грандиозную лабораторию, где ставятся человеческие опыты над зрителями. Одна и та же речевая фигура повторяется многократно разными героями (а всего в спектакле занято полсотни человек). Кто-то голый, кто-то в костюме гестаповца, кто-то вдруг запел, а кто-то – забился в нижнем брейке.

В уютном зале старой сцены «Мастерской Фоменко» дела обстоят куда скромней. «Смешной человек» – фактически моноспектакль, где актер-постановщик в метре от немногих зрителей в одиночку управляется со светом, телом и звуком. И делает это виртуозно, каждым отточенным жестом, каждым сверкающим взглядом воссоздавая нервическую энергетику произведения. 

СМЕРТЬ

Оба спектакля связаны с курносой.

Действие «Стойкого принципа», по замыслу автора, происходит на кладбище. Герои постоянно мрут, но это не мешает им действовать дальше, хотя и в ином, порою жутковатом, обличье. На больших овальных экранах бегут имена людей, объединенных лишь одним – все они мертвы. По сцене порхают ангелы, скачут демоны и призраки.

Герой Малышева тоже умер. Ну, как умер – ему приснилось, что он покончил с собой. А потом ожил. Ну или не ожил, а как-то преобразился. Главное, что после всего вы чувствуете себя преображенным и максимально живым.