RuEn

«Руслан и Людмила»: сказка — ложь?

В Мастерской Фоменко поставили пушкинскую поэму.

У фоменок снова премьера. В рамках традиционных вечеров «проб и ошибок» режиссер Михаил Крылов поставил пушкинскую поэму-сказку. Главный русский поэт, как известно, был любимым автором Петра Наумовича, так что спектакль «Руслан и Людмила» — это своеобразный поклон Мастеру. Еще один поклон ему — совсем не детская трактовка истории про храброго Руслана и компанию. На новый спектакль, конечно, можно идти с детьми. Их здесь и заинтересуют, и развеселят. Но вот политические подтексты и фривольную пушкинскую иронию, боимся, они не прочтут. Этот подарок актеров Мастерской — только для взрослых зрителей.

Спектакль идет в Малом зале, декорациями служит большое фойе Основного здания театра (этот прием многие помнят по легендарному фоменковскому «Триптиху»): здесь вам и колонны, и лестницы, и подъемы, и пространство. Реквизит и костюмы — самые традиционные. И даже простые, с учетом возможностей костюмерного цеха. Впрочем, одна из прелестей Мастерской всегда было (и остается) умение создать театр из ничего, обнаружить его в воздухе и просто дать увидеть зрителю. Так, например, обычная швабра становится здесь очень обаятельным конем, эмалированное ведро — боевым шлемом, а гигантское белое полотнище с дырками глаз, носа и рта — головой великана. Совершенно прелестна борода Черномора, похожая на таинственное растение с колючками. Но это, как говорится, только «внешность» спектакля. Яркая, забавная, вполне себе сказочная. А что за ней?

Рассказчик — Пушкин — сначала кудрявым купидоном весело прыгает рядом с шумной толпой героев. Потом — Черномором, лишившимся волшебной бороды, запрыгивает в мешок к заклятому врагу и едет с ним в «гордый город Киев» (славное совпадение). Пушкин, оборачивающийся смешным карликом, тоже не просто так. Черномор ведь безнадежно влюблен в Людмилу. А Пушкин, как известно, обожал многих недоступных ему прелестниц (кстати, обе роли, с завидной страстью, исполняет режиссер Михаил Крылов).

Вообще фоменки явно не сказочку нам рассказывают, они «выписывают» русские народные типажи. Руслан (Игорь Войнаровский) здесь — рубаха-парень, трогательный в своей наивной уверенности — добро побеждает зло. Людмила — не бог весть какого ума розовощекая девица (замечательная работа Екатерины Смирновой), для которой муж-добрый молодец — предел мечтаний. Такую никакие дивные страны и новые миры не соблазнят. Рогдай (Владимир Свирский) — герой, который, как и Портос Дюма, запросто мог бы сказать «я дерусь просто потому, что дерусь». Фарлаф (Андрей Казаков) — трусливый и подленький толстяк с пивным животом, Ратмир (его безукоризненно играет Федор Малышев) — позер, болтун и подкаблучник (предает мечты ради доступной «девы рядом» — становится рыбаком). Остается князь Владимир-отец Людмилы, мудрый Финн и коварная Наина. Первый — царством своим руководит с помощью дворовых девок, иначе, пьяный, он не двигает руками. Второй — похож на хипстера в отставке, хвастающегося своим прошлым. Ну, а третья — Наина, — обозлившаяся на мир старая дева.

Вся эта честная компания вслед за Пушкиным любовно выписана фоменками. Всё по их фирменному рецепту: близко к тексту, но между строк. Иронично, но не зло. Весело, а горчит. Почему-то все счастливые финалы в России случаются только чудом, «как в сказке». И как же хорошо, что фоменковская сказка, несмотря на всю свою искрометную веселость, дает возможность об этом задуматься.