RuEn

Руслан и Людмила

Своего «Руслана» Пушкин, по его словам, начал писать еще в лицее (влюбляться, судя по всему, он начал еще раньше) и опубликовал в 20 лет. Критика вздрогнула: юношеский «труд игривый» помимо прочего пестрил эротикой («О страшный вид: волшебник хилый/ Ласкает дерзостной рукой/ Младые прелести Людмилы!»). Такое детям? Из замечаний: «Поэма его с 4-й страницы выпадет из рук доброй матери». Короче, «мать дочери велит на эту сказку плюнуть», как хлестко подытожил сам разобиженный Пушкин, спустя восемь лет издевательски цитируя в предисловии ко второму изданию наиболее нелепые из придирок.
Но вы не бойтесь: в спектакле ничего такого, ни-ни! Смело ведите свое чадо. Его насмешат, заворожат чудесами, осыплют конфетти, угостят апельсином, если повезет, слегка сбрызнут водичкой и попытаются утащить за кулисы. А если истомленные любовью богатыри и поскачут на поиски Людмилы, оседлав швабры, то это у них просто деревянные лошадки, а вовсе не то, что вы подумали. Что до брачной ночи, то она, во-первых, прерывается на самом интересном месте пакостным карлой, умыкнувшим невесту. А во-вторых, былинно статные да румяные Руслан (Игорь Войнаровский) и Людмила (Екатерина Смирнова) в эту ночь безнадежно целомудренны, как гладкие целлулоидные пупсы. Хотя в дальнейшем оба весьма активны: Руслан бодро машет своим деревянным мечом, а бойкая Людмила так треснула по башке противного карлу, что тот еле ноги унес, после чего объявила голодовку, но «подумала – и стала кушать», капризно откусив кусочек сосиски.
Идейный вдохновитель, пламенный мотор и душа спектакля – актер Михаил Крылов. Он летает по сцене то ярмарочным Пушкиным на быстрых ножках, в отчаянных кудрях с бакенбардами, то обернется потешным злобным карлой. А то вдруг кот ученый соскочит с дуба, аппетитно сожрет невидимую мышь – ррр-мя-я-яу! – и это тоже будет Михаил Крылов. Перед нами прирожденный комик, редкостно сочетающий в себе наивную детскость с дерзостью пародиста-остроумца, вдохновенный блеск очей и остроту мимики, ураганную энергетику и мимолетность. А если вдруг к финалу вас слегка утомит местами несколько дежурный задор спектакля, знайте: скоро снова вылетит Крылов, и вам опять станет очень хорошо.