RuEn

Друзья Людмилы и Руслана…

В Мастерской Петра Фоменко появился второй детский спектакль и, судя по всему, полностью противоположный первому. «Алису в Зазеркалье» Ивана Поповски мы еще не видели, но конечно наслышаны. Там на первом плане визуальность, яркие эффекты и сценические волшебства, здесь — наивная и радостная игра в детском ее понимании. Молодые актеры стажерской группы Мастерской увлеченно играют в пушкинских героев, как мальчишки и девчонки играют в рыцарей и принцесс, превращая в реквизит все, что попадется под руку: вместо лошадей — мамина швабра и веник, вместо шлема пойдет алюминиевое ведро, а палицей станет кривая коряга.

Спектакль играют в малом зале, переходящем в фойе, где Петр Наумович ставил свой «Триптих». Вот где можно порезвиться вволю: актеры порхают по лестницам и балкончикам, носятся из кулисы в кулису и то и дело скатываются с деревянной горки, устроенной на больших ступенях. Прям как дети малые, честное слово.

Декораций почти нет: только столы, лесенки на колесах, по которым лихо скачет задорная, ребячливая Людмила (Екатерина Смирнова), да белая колонна с цепями, обозначающая тот самый дуб у Лукоморья. Дети сразу схватывают аналогию и начинают цитировать поэму наизусть, подсказывая слова самому Александру Сергеевичу. Вертлявый и прыгучий Пушкин в исполнении известного комика Михаила Крылова (он же режиссер постановки) вообще оказывается главным героем спектакля — он тут и рассказчик, и злодей Черномор. Перевоплощения происходят прямо на глазах у зрителей: актеру достаточно отклеить бакенбарды и нацепить длиннющую бороду, которой позавидовали бы косы Рапунцель, и - оп-ля, готово.

В этом спектакле все понарошку — и накладная борода, и богатырские поединки, и даже огромная, но совсем не страшная Голова, будто вырезанная из старой простыни. Ну и, конечно, чувства и эмоции, скорее обозначенные, чем сыгранные актерами. Дети, кстати, эти условные правила игры легко принимают и очень радуются, что взрослые дяди и тети могут дурачиться и веселиться так же, как они.

Но этот отвязный, дурашливый и в высшей степени несерьезный стиль вовсе не отменяет почтительного отношения к первоисточнику. Текст пушкинской поэмы тут доносят до зрителя бережно и любовно, не пропуская даже пассажей о терзающих бедного Руслана страстных желаниях. Но поборникам нравственности и прочим «мизулиным» беспокоиться не нужно: совсем уж открытой эротики в спектакле нет. Взрослые что нужно поймут, а дети пропустят мимо ушей. Но и те, и другие наверняка получат удовольствие. 

P. S. : На афише написали 12+, но явно перестраховались, моему семилетнему ребенку все было понятно и не скучно. Только сцену с рыбаком, говорит, затянули.