RuEn

Явление первое

Судьба актера – это счастливый случай, который превращает статистов в главных героев. Две восходящие звезды театра и кино – Ирина Горбачева, сыгравшая в спектакле «Сон в летнюю ночь» театра «Мастерская Петра Фоменко», и Валерия Кожевникова, которую можно будет увидеть в британском артхаусе «Лени.Лени» (премьера состоится в рамках берлинского кинофестиваля), рассказали InStyle о ролях, которые изменили их жизнь.

Сводить с ума — вот настоящее призвание Ирины Горбачевой, которую без сомнений можно назвать главным театральным открытием 2015 года. После премьеры шекспировского «Сна в летнюю ночь» на сцене «Мастерской Петра Фоменко», где 27-летняя актриса сыграла Елену, театральная Москва заговорила о рождении сверхновой звезды — сексуальной, искренней и просто космически талантливой. А ее прочтение образа любящей, но нелюбимой Елены, которая изо всех сил борется за свое счастье, кажется одним из самых трогательных и интересных за всю историю постановок «Сна». Сама Горбачева на хвалебные отзывы реагировала спокойно, интервью давала редко и от спектакля к спектаклю демонстрировала все большее мастерство. Итог — номинация на «Золотую маску» в категории «Лучшая женская роль» и многочисленные предложения о съемках в глянцевых журналах. «Как я к этому отношусь? Мне волнительно и интересно, — хихикает Ирина. — Я рада, что судьба распорядилась так, что я сыграла эту роль, ведь изначально меня брали на эльфа». Когда она смеется (а смеется Ира постоянно), ее низкий голос срывается на очаровательную хрипотцу, а резкая пластика движений делает ее похожей на большую красивую птицу. Глядя, как она играет и позирует, сложно представить, что Ира вовсе не собиралась становиться актрисой, — школу она окончила на тройки и видела себя фитнес тренером, а в Щукинское училище пошла буквально от нечего делать. «Я никогда не строила планы на будущее — плыла по течению. А осознала, что актерство — это мое, только на третьем году работы в театре», — говорит она.
Похоже, подобные жизненные коллизии — тенденция для этого актерского поколения. 31-летняя Валерия Кожевникова, звезда британского байопика «Лени. Лени» (премьера состоится в рамках Берлинского кинофестиваля), в котором она сыграла великую и ужасную Лени Рифеншталь, по образованию — менеджер. Она выросла в Нижнем Тагиле и с детства считала актерскую профессию недостижимой мечтой. «Я не верила в себя, и у меня был ужасный страх перед публичными выступлениями, — вспоминает Кожевникова. — Решила посвятить себя семье, но в какой-то момент поняла, что я — актриса. Оставалось лишь доказать это себе и миру». Поступать в театральный институт она не стала («У меня было слишком мало времени на осуществление мечты»), окончила Лондонскую школу актерского мастерства Metfilm School и начала упорно штурмовать кастинги.
Миниатюрная улыбчивая Валерия с роскошной косой до талии на первый взгляд кажется настоящим воплощением женственности, мягкости и простоты. Но стоит заговорить о работе, как взгляд ее становится пронзительным, а в голосе начинают звучать железные нотки. Лера не скрывает, что получила роль своей мечты случайно: всему виной ее портретное сходство с Лени Рифеншталь (режиссер фильма Эдриан Виториа и продюсер Алистэр Одсли увидели девушку в клипе Виктории Дайнеко и после первых проб отдали ей роль). «Но мне пришлось работать по 10 часов в день над произношением и пластикой. А еще прочесть про Лени все, что я смогла найти, чтобы понять, каково это — быть женщиной, которая умеет управлять толпой. О, я бы хотела стать такой».
Умение подчинять себе людей, с первой секунды завоевывать внимание зрителя… Как долго нужно этому учиться? И можно ли научиться вообще? А может быть, все зависит исключительно от природного дара? Лера убеждена, что успех актера на 90% предопределен талантом и харизмой, которые либо есть, либо нет. А по мнению Иры, необходимо пройти долгий путь, чтобы актерская личность состоялась. И первый шаг она уже сделала. «Есть роли, которые меняют актерскую судьбу. Елена стала для меня такой. Благодаря ей я снова начала двигаться вперед и расти, хотя был период, когда казалось, что ничего особенного в моем творчестве не произойдет», — говорит Горбачева.
После смерти худрука «Мастерской» Петра Наумовича Фоменко она потеряла творческие ориентиры и не знала, в какую сторону двигаться — работать в театре, пойти в телеведущие или стать стендап-комиком? (Кстати, в последнем Ира явно преуспела — ее инстаграм @irina_gorbacheva, в котором она выкладывает гомерически смешные селфи-видео, на прошлой неделе пересек черту в 593 тысячи (!) подписчиков). И именно шекспировская Елена помогла ей выйти из творческого кризиса. «Сон» стал для меня пробуждением. И я очень боюсь снова заснуть, — говорит она. — Когда спектакль с самого начала очень хорошо принимают, у артиста появляется большой соблазн перестать выкладываться по максимуму“. Впрочем, кажется, что ни Горбачевой, ни Кожевниковой это не грозит. Расслабляться актрисы не намерены и сегодня уже вовсю работают над новыми проектами: Ира репетирует роль глухонемой дочери Мамаши Кураж в спектакле Кирилла Вытоптова по известной пьесе Бертольта Брехта „Мамаша Кураж и ее дети“, а Лера едет в Голливуд на съемки драмы о событиях 11 сентября, в которой получила небольшую роль. „Работа над «Лени. Лени» изменила меня и научила очень многим вещам. Прежде всего, не бояться и выходить из зоны комфорта“. Похоже, обеим нашим героиням это неплохо удается, а значит, их шансы на успех весьма велики. Ведь, как сказал знаменитый актер Майкл Китон: „Смелость — важнейшее качество актера. Если у тебя ее нет, лучше искать другую работу“.

Актерская профессия — ремесло или искусство?
Ира: Совокупность того и другого. Раньше казалось, что только искусство и импровизация. Сейчас понимаю, что на 75% это ремесло. И очень круто, когда получается им овладеть, — постоянная шлифовка и отсечение лишнего помогают сделать игру актера прозрачно чистой.
Лера: Согласна, но при любом раскладе, пожалуй, самое важное — это победить свою лень. Не рассчитывать на озарение и вдохновение, а пахать, работать над собой каждый день.

В каких жанрах вы мечтаете себя попробовать?
Ира: В последнее время меня привлекает невербальный пластический театр. А в кино — танцевальные фильмы и мюзиклы.
Лера: Костюмированные драмы в кино. И, конечно, роли в театре. Но для этого мне еще нужно поучиться.

О какой роли вы мечтаете?
Ира: Злая королева в футуристической комедии. 
Лера: Девушка-убийца в новом проекте продюсера Алистэра Одсли, куда он пригласил меня после съемок „Лени. Лени“.

С кем из великих вы мечтаете поработать?
Ира: С режиссером Уэсом Андерсоном. Обожаю его эстетику и готова сниматься в его кино бесплатно. Вот бы он взял меня в кинорабство!
Лера: Меня восхищают британские актеры Колин Ферт, Рэйф Файнс и Бенедикт Камбербэтч. Это было бы настоящим подарком — поработать с такими профессионалами!

Когда вы в последний раз плакали в кино или в театре?
Лера: На „Выжившем“. И еще недавно чуть не заплакала на спектакле „Фотография 51“ в лондонском театре Noёl Coward с Николь Кидман в главной роли — от того, как не понравилось.
Ира: Я вообще чуть что рыдаю. Из последнего — „Марсианин“, „Молодость“. На „Выжившем“ нет — где там плакать?

Как вы предпочитаете отдыхать?
Ира: В путешествиях. Надеюсь, мой следующий отпуск пройдет в окружении ледников и пингвинов.
Лера: С любимым. Но вообще я терпеть не могу отдыхать. Мне все время кажется, что я теряю время.