RuEn

«Заходите-заходите»: 105-я страница про любовь

Одна из последних премьер сезона — спектакль «Заходите-заходите». Любителям философских притч стоит побеспокоиться о билетах — спектакль идет на старой сцене, мест там мало.

Открыть писателя Меира Шалева для российского театра должны были именно у Петра Фоменко. Недаром же знаменитый мастер и его ученики славятся своим умением переводить на язык сцены большую литературу. Россия читающая давно признала этого израильского прозаика своим — на русском издано и переиздано уже больше десяти его книг. Теперь настал черед и России театральной.

Спектакль «Заходите-заходите» режиссер Юрий Буторин (недавний стажер «Мастерской», автор спектакля по стихам Бориса Рыжего и исполнитель роли Стивена в «Улиссе» Евгения Каменьковича) сочинил по мотивам романа Шалева «Как несколько дней». В этом названии нетрудно расслышать цитату из библейской истории Иакова и Рахили: «И служил Иаков за Рахиль семь лет, и они показались ему как несколько дней, потому что он любил ее». Нет, ветхозаветных персонажей на сцене не будет, действие, как и всегда у Шалева, происходит за два-три поколения до нас, в середине XX века. Впрочем, и действия как такового в спектакле нет — есть лишь воспоминания о том, как много лет назад родилась большая любовь. Вспоминать ее, оказывается, сугубо мужское дело. Этим и занимаются в течение двух часов сегодняшний Иаков (Владимир Топцов) и его пасынок (Николай Орловский) — их возлюбленная и мать, без которой эти двое не мыслят своей жизни, уже давно не живет на свете.

То, что происходит на сцене, — попытка наполнить библейскую любовную формулу конкретикой. И даже буквально дать ощутить ее на вкус — с начала и до финального эпизода, дразня зрителей ароматами, на сцене будет вариться борщ. Идея переместить центр мироздания на кухню по духу очень шалевская. То же, как эта кухня решена сценографом Владимиром Максимовым, и есть лучшая иллюстрация к романам писателя. Свисающие прямо с неба гроздья чеснока и перца, тыквы и арбузы, апельсины и манго, которые мешают актерам ходить и словно ждут своего места в истории, — вся эта теснота и плотность мира абсолютно отвечают духу прозы Меира Шалева, которую после премьеры в «Мастерской Петра Фоменко», видимо, придется переиздавать на русском еще раз.