RuEn

Грамоте обучен

Спектакль «Заходите-заходите» по роману Меира Шалева «Как несколько дней» напоминает, что театр Петра Фоменко сегодня скорее школа, чем мастерская: в режиссуре Юрия Буторина не заметен авторский голос, зато видны хорошо усвоенные приемы учителя

Меира Шалева иногда называют израильским Маркесом. Писатель он действительно одаренный, хотя комплименты такого рода несколько сомнительны и могут звучать как намек на вторичность литературного материала. Достаточно пробежать несколько десятков страниц романа «Как несколько дней», чтобы понять: перед нами умная и обаятельная проза, но ее автор идет тропами, которые были проторены кем-то раньше. Ну не первопроходец он никакой, что уж тут поделать.


Начинающий режиссер Юрий Буторин, перенося на сцену бытовые и вместе с тем бытийственные истории, рассказанные Шалевом, тоже меньше всего метил в первопроходцы. Это очень старательная, грамотная инсценировка, но авторская индивидуальность в ней напрочь отсутствует. Перед нами, что называется, полотно кисти художника из школы Петра Фоменко. Больше всего этот спектакль напоминает прекрасную фоменковскую постановку «Одна абсолютно счастливая деревня». Та деревня была русской, а эта еврейская, но и там и здесь на равных сосуществуют мертвые и живые, домашний скот и домочадцы. Даже гамак, в котором покачивается покойник, наблюдающий за живыми, позаимствован прямиком из спектакля учителя.


В романе «Как несколько дней» повествование ведется от лица мальчика Зейде, у которого было сразу три отца. От каждого из них он что-нибудь да унаследовал, но так и не узнал никогда, кто же был его настоящим отцом. Из этого могла бы получиться масштабная сценическая история, но Буторин решил пойти по более камерному пути, выбрав всего одну нить романа: нам рассказывают о взаимоотношениях Зейде Рабиновича (Николай Орловский) с одним из его отцов — Яковом Шейнфельдом (Владимир Топцов). Бутылка коньяка, которую нам продемонстрируют в начале представления, будет не спеша выпита отцом и сыном в четыре приема. Правда, между каждым из этих глотков — расстояние длиной в десятилетие. Спектакль в четырех трапезах — вот как это называется. Трапезы, кстати, самые что ни на есть настоящие. Режиссер позаботился о том, чтобы беседующие на отвлеченные темы мужчины имели в своем распоряжении не только выпивку, но и закуску: поскольку Яков при жизни был отменным кулинаром, действие перенесено на кухню — в начале спектакля в кастрюлю будет закинуто мясо, а ближе к финалу маленький зал «Мастерской П. Фоменко» наполнится запахом бульона.


Кроме отца и сына на сцене в виде незримых теней присутствуют еще двое — мать Зейде Юдит, в которую всю жизнь был влюблен Яков, и Ангел Смерти, терпеливо поджидающий свою добычу. Любовь, смерть, неглупый юмор, добротные актерские работы — вот те ингредиенты, из которых сложил спектакль Юрий Буторин. Удивить они не удивят, но и ожиданий не обманут.