RuEn

Взгляд и нечто

Про любовь и не только

Из интервью Оли Мухиной: «Мне важно, каким голосом, с какой интонацией говорят мои герои. Звук важен, музыка. Мне интересны любые интерпретации моих пьес».
Оля Мухина, которую для театра и открыли Фоменки (спектакли «Таня-Таня» ставил сам Петр Наумович!) снова на сцене на набережной Шевченко. «Олимпия» — спектакль нежный и горький, как давние воспоминания, где радость узнавания мешается с жестокой реальностью.
Назад – в СССР. Это первая часть спектакля, где этот самый СССР, котором у многих сегодня живущих прошли юность, молодость, становление, а то и большая половина жизни, предстает волшебной и придуманной прекрасной страной; всеобщего энтузиазма, ясности, осмысленной жизни. В этом спектакле нет ерничества, а есть ностальгия и печаль. Как сквозь дымку времени, смягчающую контуры предметов, смотрим мы на ту жизнь, где были четкие цели и задачи, радость преодоления реальных трудностей, взаимопомощь и взаимовыручка и гордость великой страной.
Пафоса нет. Есть флер сказочности. Евгений Цыганов, дебютант в театральной режиссуре, очень точно определяет тональность происходящего. На сцене – придуманно-фантастическая, театрально-условная и наивно-трогательная идеальная жизнь. Тут играет радио, завтракают, делают зарядку, катаются на лыжах и ждут коммунизма, вместо которого, как известно, наступила Олимпиада с симпатичным мишкой, вернувшимся в свой сказочный лес и оставившим нас с нашими проблемами и печалями.
Цыганову удается сохранить эту сказочную атмосферу и в рассказе о беспределе 90-х. И от того, что вроде бы все очень игрово и даже «понарошку», становится еще страшнее.
Герои встают на ролики, скользят по сцене, кажется, что и по жизни легко скользят…. Красиво, театрально, как-то очень по Чехову – люди пьют чай, носят пиджаки, а в это время разбиваются их судьбы.
И вот уже папа-олимпийский чемпион грузит мешки с наркотиками, а бандюки подгоняют его. Молодой перспективный умный парень становится официантом, а девушка его поет для услады все тех же бандюков. Страна, обслуживающая криминал. Вся, поголовно. И даже самое страшное – гибель молодых показывается как игра, ставка в которой – жизнь.
Эсхатологические настроения оказались соединенными с невыносимой ВНЕШНЕЙ! легкостью бытия. И эта легкость доминирует в языке молодого режиссера.
Он рассказывает сагу о жизни семьи, от ясности 80-х, идущей сквозь перестройку, мясорубку 90-х к…. Куда? Плывем… Куда ж нам плыть? Легкость и изящество спектакля, его театральная изысканность оставляют долгое послевкусие, заставляя вспоминать и разбираться во впечатлениях..
Как точно выстроен ансамбль – жизнерадостный папа (Василий Фирсов) который по-спортивному, сжав зубы, сражается с кошмарным временем, мама (Галина Кашковская) – изящная, легкая, выбравшая иную судьбу, драматизм ее жизни намечен пунктирно, но от этого ее проблемы не становятся меньше.
Ее новый избранник – генерал Токарев (Тагир Рахимов) целеустремлен и решителен, в отличие от ставшего лузером мужа. Но и в этой его решительности – надлом судьбы.
Алеша Ивана Вакуленко симпатичный правильный мальчик, который лет 25-30 назад стал бы образцом и «маяком», а теперь он изнемогает, проигрывая любовь, не сумев вписаться в новую жизнь.
Точно и убедительно показывает И. Вакуленко путь от подростка к целеустремленному юноше и неожиданно повзрослевшему парню, рассказывает о том, как больно, когда любовь остается безответной и невозможно достучаться до другой, так навсегда необходимой.
Его любовь Лариса (Серафима Огарёва) нежна, их чувство окрашено трагическими красками, приводит к краху обоих. Прелестная истинная женщина, юное существо, пренебрегающее всем, кроме гибельной любви… к другому, скатится в черную бездну отчаянья.
И, конечно, бабушка Екатерины Васильевой, актрисы, красиво перешедшей на роли старух Она играет тут истинную хранительницу очага и олицетворение житейской мудрости и вечной женственности, согревающей добром, пониманием запутавшихся, растерянных близких. 
Евгений Цыганов нашел ключ, которым сумел открыть поэтическое богатство и многоплановость драматургии Оли Мухиной, поэтому так органичны в спектакле конь белого цвета (Наталья Мартынова), катание на роликах, неожиданные реакции и странная ритмизированная речь. А приметы времени и метафоры создают удивительно гармоничный и трагический спектакль о потерянных поколениях и проигранной жизни. Но Цыганов, как и Мухина, сумел оставить особое послевкусие – ощущение все-таки не напрасно прожитой такой нелепой, странной жизни.