RuEn

Гиганты горы

Смотреть трейлер
Незаконченный миф об искусстве в 4 мгновениях, продолжительность: 1 час 40 минут без антракта, премьера 15 апреля 2014
Цена билетов от 100 до 4000 руб.
Ближайшие даты исполнения

23 декабря, 19:00

Купить билетили заказать

«Я думаю, что жизнь – это очень грустная буффонада, поскольку в нас сидит неизвестно как, почему и откуда взявшаяся потребность постоянно обманывать самих себя, внезапно создавая реальность (разную для каждого, никогда не общую для всех), а потом постепенно обнаруживать, что она тщетна и иллюзорна. Тот, кто понял эту игру, никогда уже не сможет обманываться, но тот, кто не может обманываться, никогда уже не воспримет ни вкуса, ни радости жизни. Вот так» Луиджи Пиранделло 

«Гиганты горы» — последняя неоконченная пьеса Пиранделло, своеобразный итог его художественного поиска тайны творчества. Пьеса о том, что творчество – это обязательство человека перед Богом, единственная форма проявления божественного в человеке, в которой заложена и его драма, и его спасение. Творчество придает осмысленность жизни, но это всегда жестокий эксперимент человека над самим собой, в котором иллюзорное мгновение пытается оспорить свои права у вечности. Воображение претендует на право едва ли не более подлинной реальности, чем сама жизнь. Зыбкая грань между воображением и реальностью таит в себе опасность — либо замкнуться в своем иллюзорном мире, либо быть непонятым и растерзанным толпой.
Евгений Каменькович выпустил спектакль где-то за гранью между реальностью и сказкой. Сущая правда: время и место действия в его «Гигантах горы» не определено, деление на живых людей, кукол, привидений, призраков, профессиональных актеров и просто заигравшихся в своем воображении странных существ условно. Границы реального и мнимого размыты совершенно, а переходы от внутренних переживаний к внешним действиям настолько акварельны, что нет ничего удивительного в том, что вместо привычных актов публику здесь ждут чудесные мгновения, а конкретное сквозное действие упразднено ради слепков от сновидений. 
Ирина Корнеева, «Российская газета»
«Гиганты горы» затягивают постепенно, исподволь, слова незаметно становятся лишь сочетаниями звуков, и все границы — между персонажами, ситуациями, смыслами — действительно начинают казаться ненадежными. В пространстве, оформленном художником Марией Митрофановой, царит похожий на небесное тело огромный круг в глубине сцены, на фоне которого очень эффектно смотрятся графичные силуэты. А когда с колосников опускаются костюмы с масками… и сами герои тоже надевают маски, иллюзорность происходящего становится абсолютной. И даже внезапное падение на сцену безжизненного тела героини не сразу возвращает вас к реальности.
Роман Должанский, «Коммерсант»
Порой возникает ощущение, что ты видишь нечто, разыгрываемое на чужом, непонятном или крепко забытом языке, но, несомненно, имеющее самое непосредственное отношение к Искусству театра, к тому, о чём мы, а в первую очередь, сами его творцы-создатели изрядно нынче подзабыли. Спектакль с его изящно выстроенной звуковой, речевой, интонационной партитурой напоминает музыкальное произведение. Движения, жесты, позы актёров — хореографически отточены.
Марина Мурзина, «Аргументы и факты»
Создавая образ Илсе, настоящей актрисы без страха и упрека, Полина Агуреева высказывается о сути и смысле дела своей жизни. Ей удается соединить трагическую глубину, которая ощущалась в «Бесприданнице» Петра Фоменко, со строгостью и аскетичностью, присущими работам с режиссером Виктором Рыжаковым в «Практике» и в «Мастерской». Илсе Агуреевой, мечущаяся по сцене фурия со всклокоченными рыжими волосами, порой производит впечатление помешанной. Однако ее безумие, не теряя накала, в мизансценах, интонациях и пластике вдруг обретает точный рисунок. Не случайно в связи с Илсе возникает множество ассоциаций из живописи, в частности, вспоминается и один из любимых художников Полины Агуреевой Марк Шагал и его «Влюбленные».
Галина Шматова, «Экран и Сцена»
Спектакль ворожит, завораживает, почти гипнотизирует, колдует, обволакивает, и уже не так важно — для чего Илсе покоряется Магу и поселяется на его вилле, почему ей так важно сыграть для людей эту её «Сказку о подменённом сыне» и отчего автор привёл её к гибели в финале. Энергетика спектакля (прежде всего, актёрская) подобна вихрю, пульс зашкаливает, а путаный, сумасшедший, абсурдный, иррациональный его мир, напоминающий фильмы Феллини, не отпускает, как сон.
Марина Мурзина, «Аргументы и факты»

Действующие лица и исполнители

  • Составы
  • За все время
  • 23 декабря

Гиганты горы (на сцене не появляются):
Арчифа
Дорнио
Куккурулло
Боллаккьяно
Болаффьо
Старая Кароккья
Ума, невеста
Лопардо, жених

Куклы, привидения, Сто Первый Ангел и его центурия

Время и место неопределенны: на грани между реальностью и сказкой

ПрессаВидеотека

Показать все