RuEn

Евгений Цыганов: Есть истории, от которых нельзя отказаться!

Лыжи, купленные летом, «Пепси» и «Фанта», принесенные родителями с открытия Московской Олимпиады, старая сталинка в центре, роллеры и скейтбордисты, наркотики и транс-музыка – путешествие из конца 1970 до наших дней предлагает зрителям Мастерской Петра Фоменко актер Евгений Цыганов, дебютировавший в роли режиссера премьерой спектакля по пьесе Ольги Мухиной «Олимпия».

Давний друг фоменок, драматург Оля Мухина написала «Олимпию» специально для Мастерской за 7 месяцев. Получился рассказ о поколении тех, кто катался на роликах в Александровском саду, кто помнит открытие Макдака на Пушкинской, чьи родители ходили к Белому дому, а потом, потеряв работу, грузили мешки в Чертаново. Впервые «Олимпию» публике представили на фестивале молодой драматургии «Любимовка» в прошлом году, а в ноябре стало известно, что поставить «Олимпию» решил актер Евгений Цыганов.

Среди актеров спектактя – как недавние стажеры театра, Иван Вакуленко, Серафима Огарева и Мария Андреева (это их герои катались на роликах в Александровском саду), так и представители первого поколения фоменок Тагир Рахимов и Томас Моцкус. А особенной радостью зрителей стала роль бабушки главного героя, Алеши, в исполнении Екатерины Васильевой, крайне редко выходящей на сцену.

Тем не менее, несмотря на прекрасный актерский ансамбль (одна из удач которого – тройка бывших стажеров и работа Ивана Вакуленко в роли Алеши), спектакль получился слишком неровный. Набирающая ход во многом за счет уместного легкого дыхания фоменок в 70-ых и 80-ых работа начинает сильно пробуксовывать в 90-х. Сценография постановки, возможно, из-за двойного авторства (Владимир Максимов и Егор Федоричев) не работает на единую конструкцию. И как результат — пока «Олимпия» распадается на отдельные сцены. Удачные в моменты, когда пьеса открывается ключами фоменковской вневременной искренности. Неудачные, когда на первый план выходят попытки передать общий контекст времени, оборачивающиеся некой приблизительностью – приблизительные танки в Москве, приблизительные мешки с белым порошком, которые грузит отец главного героя, приблизительная транс-дискотека начала нулевых. Ирреальный белый конь, который впервые является главному герою, Алеше, под наркотическим кайфом, усиливает эту приблизительность. Ее очевидность становится особенно ощутимой на фоне детально прорисованных сцен, когда на первом плане оказывается личное и даже бытовое, превращающееся во вневременное, — засоленные еще в первый путч огурцы, первая ночь с любимой девочкой в то время, когда по Москве идут танки, ссорящиеся из-за ревности отца к Джо Дассену родители, бабушка Алеши, надеющаяся дожить до царя в 2017 году.

Одна из удач спектакля — финал первого акта под “Show must go on”, когда на пустой сцене обнимают друг друга вчерашние дети Алеша и Катя, подруга Алешиной девушки, Ларисы, а в это время почти по-чеховски рушится мир. И искать свое место в новом мире им будет непросто – потрепанный девяностыми Алеша все-таки взойдет на свою гору, Лариса уйдет от Алеши и потом улетит с моста, Катя выйдет замуж за Алешиного тренера и родит ему двух детей – каждый пойдет своим путем. Жаль, что искания героев во втором акте уже почему-то не трогают, а финал, несмотря на оригинальное визуальное решение, кажется натянутым и оставляет ощущение избыточности и желания другой точки, которая могла бы стоять чуть раньше и казаться многоточием.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ:

Евгений Цыганов, режиссер постановки:

 — Пьеса написана год назад, до нас не ставилась нигде. На «Любимовке» «Олимпию» представляли не артисты «Мастерской Фоменко». Пьеса эта сложная, про период жизни страны с 1970-х до наших дней. Конечно, каждый будет оценивать сам, но, мне кажется, это редкая история и редкая пьеса, потому что драматургических произведений много, но все равно мы рассказываем про день сегодняшний материалом, написанным сто и двести лет назад. А здесь есть возможность поговорить о человеческих судьбах драматической историей о том, что происходило с нашим поколением, с теми людьми, которые сейчас живут.

 — Чем Вас привлекла драматургия Ольги Мухиной?

 — Оля — драматург поэтический, возможно, с точки зрения исторической правды с этой историей можно спорить, потому что это впечатления Мухиной, ее опыт, который она перенесла на бумагу. Мне нравится, как Оля пишет и как написана эта история. Наверно, мы представляем все равно какое-то свое ее прочтение, но в «Олимпии» поменялось не много. И, я надеюсь, что наша постановка пьесы не будет единственной, что будут другие, чем снимаю с себя переживание по поводу волнения автора с желанием, чтобы получилось как-то безусловно.

 — Вообще сейчас сложно отыскивать материал?

 — Я же не режиссер. У меня были предложения, были истории, которые мы начинали делать и наверняка закончим. Эта история возникла так: у нас на глазах была написана пьеса, прошел год – и вот уже премьера. Мне кажется, это какая-то интересная история. 

 — Прошлая премьера театра, «Гиганты горы», была поставлена Евгением Каменьковичем в соавторстве с актрисой Полиной Агуреевой, сейчас – Ваш режиссерский дебют. Вы планируете развиваться в сторону режиссуры?

 — Не знаю, честно говоря. У нас с планированием как-то не очень, делаем то, что у нас возникает. Было бы сложно, к примеру, планировать постановку Мухиной, чья пьеса появилась на днях. Она возникла. И теперь есть. Возможно, возникнут еще какие-то истории, от которых просто невозможно будет отказаться.

 — За молодой драматургией следите?

 — Наверно, слежу. Хожу в театр, смотрю какие-то спектакли. Пьесы с «Любимовки», возможно, почитаю…