RuEn

Горький в стиле Чехова

В «Мастерской Петра Фоменко» вышел первый спектакль на новой сцене — «Варвары»

В «Варварах» режиссер Евгений Каменькович сохранил все, что всегда составляло особое обаяние «фоменок», — нетрадиционное, не совсем театральное пространство, непременно с каким-нибудь сюрпризом, вроде бильярда в дальних комнатах, отсутствие громоздких декораций, песенки, романсы, изящный психологизм и легкую манерность в игре актеров, и в особенности актрис. А также гитаристов, которые в мастерской пользуются особой любовью: редко в каком спектакле не присутствует струнный перебор и какая-нибудь чуть приметная мелодия невзначай, из глубины кулис, не сопровождает действие, тихо напевая о чем-то самом важном. Вот и в «Варварах» поют. То знаменитую песню из «На дне»: «Солнце всходит и заходит. ..», то дышащий тоской и меланхолией романс: «Говорят, весна вернется, расцветет природа вновь, все воскреснет, оживится; не вернется лишь любовь…».
В режиссуре Евгения Каменьковича горьковские «Варвары», целиком состоящие из семейных сцен, ссор, скандалов и драм, обрели какую-то чеховскую атмосферу и тургеневское изящество. Щебечут птицы, бренчит оркестрик, мелькают дамочки в легких нарядах. Горьковские вопросы: кто в славном городе Верхополье те самые варвары — циничные столичные инженеры, взбаламутившие глупую жизнь обитателей уездного города, или же сами пошлые и никчемные Павлины, Маврикии, Архипы и Палагеи, слоняющиеся по улицам родного захолустья, — как-то незаметно растворились в легкости и обаянии «фоменок». Варваров нет. Все милые люди. Но жизнь тем не менее тяжела и невыносима. Как говорит несчастный Маврикий Монахов: «Все мы хорошие люди, главное — не надо нам мешать друг другу». Но ведь мешают же. И «лезут!». Да еще и в такую тонкую материю, как любовь.
Спектакль получился про «пять пудов любви». Причем самой горькой, мучительной, убивающей душу и не дающей жить. И о том, как верно и красиво умеют любить женщины и как беспомощны и жалки мужчины.
Каменьковича трудно заподозрить в симпатиях к идеям феминизма, но, так или иначе, в его постановке все женщины прекрасны. Какими бы они ни были. Пошлыми и смешными, как выслеживающая своего молодого супруга Палагея Притыкина (Ольга Левитина), дерзкими, как юная Катя Редозубова (Мадлен Джабраилова), глубоко провинциальными, как Надежда Монахова (Галина Тюнина), беспомощными в своей вдруг ставшей ненужной любви, как Анна (Полина Кутепова), слишком гордые, чтобы полюбить, как Лидия Богаевская (Ксения Кутепова), или просто старые, как ее тетушка (Людмила Аринина). А что касается мужчин, то даже главный герой — Егор Черкун (Сергей Тарамаев), пленивший решительностью характера всех женщин, в результате оказывается и хлипок, и слаб.
Такая изящная трансформация пьесы интересна и даже неожиданна. И главное — внешне очень красива, что при скромности новой сценической площадки немаловажно. Но держится вся эта любопытная конструкция не на четкости режиссерской мысли (она как-то размыта), а на том эфемерном и трудно определяемом понятии, именуемом обаянием театра, которое в своей почти десятилетней скитальческой жизни «фоменки» ничуть не утеряли.