RuEn

Евгений Каменькович рассказал о «Моряках и шлюхах»

Планы «Мастерской Петра Фоменко» Евгений Каменькович старательно замалчивает, но одному из зарубежных изданий признался, что принял к постановке «Египетскую марку» Осипа Мандельштама. Кроме того, в ближайших планах «Мастерской» «Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели, два спектакля по Блоку, над одним из которых работает Полина Агуреева. Обещает Каменькович и «роковую шотландскую пьесу» — «Макбет» Шекспира. Еще в планах театра «Фантазии Фарятьева» Аллы Соколовой. Киевский режиссер Андрей Приходько, тоже один из «фоменок», возможно, будет ставить «Эдипа». Сам же Каменькович «ходит» вокруг Луиджи Пиранделло и его пьесы «Гиганты горы», для которой уже готов новый перевод. 18 декабря в «Мастерской» состоится премьера спектакля, название которого будоражит и настораживает многих критиков, — «Моряки и шлюхи». У истоков этого проекта стоял сам Петр Наумович Фоменко. Вместе с Каменьковичем он долго следил за хорегографом Олегом Глушковым, за его желанием и умением делать «пластический театр». Глушков окончил балетную студию при Омском музыкальном театре, а затем поступил в РАТИ (ГИТИС), где с 2002 года преподает сценическое движение на курсах Олега Кудряшова, Сергея Женовача и Леонида Хейфеца. Олег Глушков проснулся знаментиым после фильма-мюзикла Валерия Тодоровского «Стиляги», участвовал в постановке оперы «Гвидон» в театре «Школа драматического искусства», которая была показана на «Золотой маске» в рамках программы Russian case. В Ленкоме он вместе с Марком Захаровым выпустил спектакль «Пер-Гюнт», а в РАМТе вместе с молодым режиссером Егором Перегудовым работал над премьерой «Скупой». В «Мастерской Петра Фоменко» Олег Глушков поставит свой первый самостоятельный спектакль, чем Евгений Каменькович очень гордится: «Это целиком моя инициатива. Она вызвана тем, что он подряд со всеми режиссерскими курсами в ГИТИСе поставил абсолютные хиты, и каждый следующий спектакль был не похож на предыдущий. В каждой работе он не просто ставил пластику, движение, танцы — он этюдно раскрывал в персонажах какие-то новые черты. На моем курсе с Дмитрием Крымовым он сделал два спектакля, и для меня это — чудо: я своих собственных студентов не узнавал». «Моряки и шлюхи» — первый спектакль, в котором фоменки не говорят, и для них это совершенно новый опыт. «Мы только чуть-чуть копнули в наши неиспользованные возможности. И надеюсь, на этом не закончим, — сказал Каменькович. — Надо сказать, у нас гигантские изменения в театре. Все перестали есть на ночь и следят за питанием. Все поломаны, растянуты и в синяках. И все вовремя стали приходить на репетиции. Поверьте, у нас, к сожалению, это было не так. Но теперь появилась система штрафов, правда, смешных. Например, Глушков ввел штраф за плохую шутку… Олег, конечно, совершенно особый творческий персонаж, и я очень рад, что он с нами».