RuEn

«Фоменки» проездом из Парижа в Сан-Паулу

Их, учеников Фоменко, в театральной среде называют «фоменки». Их театр — «Мастерская Петра Фоменко». Последняя новость: «фоменки» уже во второй раз побывали в Париже. Мне бывает всегда немного грустно, когда узнаю об очередном «ошеломляющем успехе» очередной русской труппы на очередных зарубежных гастролях: кто знает, скажем, о театре Петра Фоменко среди нашей широкой публики? Где могут увидеть его спектакли театралы? Меняется все, до неузнаваемости меняется в жизни и в обществе, но вот это почему-то остается неизменным: все, что ярко, по-настоящему талантливо, неординарно, — всегда скромно, некрикливо, чуждо сенсации и скандалам. А значит — неизбежно существует в тени. На обочине. Вот и театр Петра Фоменко, «выросший» из его гитисовской мастерской, — бездомный. А в одной уважаемой газете его недавно назвали «надеждой российской культуры»? Но это о грустном. Между тем театр этот только что возвратился из Франции, с «Русских сезонов» в Париже, где он играл Блока, «Балаганчик» и «Незнакомку» в постановка Ивана Поповски, и имел успех и восторженные рецензии критиков. Но вот голос учителя, мастера, руководителя и главного режиссера Петра Наумовича Фоменко. Голос вовсе не торжествующий, не упоенный триумфом учеников, голос усталый и совсем невеселый:

 — Конечно, я рад их успехам, но мне кажется, что все-таки это — не совсем настоящее. Я уверен, что надо работать, надо жить здесь. Иначе может потеряться ощущение времени и самих себя, и это большая опасность. Теряется ощущение Дома? Замечательный Театр Льва Додина вот уже три года непрерывно ездит по всему миру, повсюду имеет шумный успех, и это, разумеется, хорошо. Но кто здесь, у нас, знает и видит Театр Додина? Вот и наша «Мастерская» стала разъезжать, из Парижа вернулись — тотчас же в Бразилию? Нет, даже если дома невыносимо, тяжело, надо быть здесь, и я постоянно говорю об этом актерам, напоминаю — осторожно, потому что понимаю: конечно, важно и любопытно поездить, посмотреть и себя показать, ведь они так молоды?
Я все твержу им это, вот и сейчас, когда они вернулись из Парижа, мы собрались все вместе и много, до ночи, говорили о жизни, о театре. Их тоже заботит, слава Богу, то, о чем я говорю, но? Они теперь в Бразилии на фестивале в Сан-Паулу с цветаевским «Приключением» (этот спектакль, игравшийся в тесном и полутемном коридоре ГИТИСа буквально для нескольких человек, поставленный Иваном Поповски, был единодушно признан два года назад лучшей постановкой сезона. — М. М. ).
Нет, надо вернуться в свой угол и делать свое дело. Вопреки всему. А потом выносить это дело на суд своего зрителя. Но вот главная наша беда — мы и этого сделать не можем. У нас нет зрителя. Он нас не видит, не знает.
Где мы ютимся? Декорации, костюмы хранить вообще негде. Спектакли играем редко — то в Музее М. Н. Ермоловой, то в Школе современной пьесы, то в ДК МИИТа, то в Доме моды В. Зайцева. Огромные деньги платим за аренду — на эти деньги бы спектакли ставить. Да и постоянно переезжать очень сложно, и ставить декорации на один-два спектакля. Наш театр — мастерская, всего из 30 человек, с цехами, актеров — 12. У нас 7 спектаклей в репертуаре: Островский, Гоголь, Шекспир, Фолкнер, Уайльд, Цветаева, Блок? Аренды душат, а нам же еще надо платить деньги и за квартиры нашим иногородним актерам.
У нас молодые, талантливые режиссеры-педагоги — Евгений Каменькович (он и директор-распорядитель), Сергей Женовач (прекрасно работающий в Театре на Малой Бронной). Иван Поповски, поставивший еще и «Баню» Маяковского в театре «Феникс» в Нью-Йорке, — из Македонии, но пока не спешит на родину. Ему всего 25, он аспирант РАТИ (бывшего ГИТИСа), а его уже разрывают на части с разнообразными предложениями.
Здание бывшего филиала МХАТ на улице Москвина, в прошлом здание знаменитого Театра Корша — самое фантастическое, но и самое реальное для нас. Там сейчас Театр Наций. Спектакли играются редко, и мы вполне могли бы с ним сосуществовать. Театр Наций — это нужно. Но мы ведь тоже часть нации?
Вера, конечно, есть — уверенность уходит. Копится усталость, ведь через 4-5 лет у меня уже не будет ни сил, ни здоровья. Но наши артисты молоды, и есть кому их повести?

Р. S. В прошлом году Фоменко в РАТИ снова набрал курс уже поставил спектакль с новыми своими учениками?