RuEn

Борис Любимов: Петр Фоменко умел быть на равных со своими учениками

Ректор Театрального института им. М. Щепкина поделился с корреспондентом «Вечерки» воспоминаниями об ушедшем мастере.
 — Для меня Петр Фоменко объединяет в себе три ипостаси, — рассказал «ВМ» Борис Любимов. — Первая — это Фоменко-академист, ставящий «Плоды просвещения» в Театре им. Маяковского, «Без вины виноватые» и «Пиковую даму» в Театре им. Вахтангова. Академист в лучшем смысле этого слова, который умеет работать с любыми актерами, вне зависимости от направления театра — будь то вахтанговские или охлопковские традиции. В любом случае, оставаясь Петром Фоменко, он создает некие абсолютные шедевры и вдруг находит совершенно неожиданный ключ к старым пьесам.
Вторая линия — это его чувство русской прозы. Он мог сказать о себе, перефразируя Давида Самойлова: «учусь играть у русской прозы». Умение во всех повествовательных, прозаических ходах автора найти театральность, игровое начало, — это замечательное свойство Фоменко.
Третья сторона его, конечно же, — это Фоменко как режиссер-педагог. Надо было видеть его в конце 80-х — начале 90-х годов в ГИТИСе, когда вокруг него роилась молодежь. Мне кажется, эта молодежь продлила ему лет на 15 жизнь. Он прирожденный лидер, умеющий собрать вокруг себя 17-20-летних детишек, а потом работать с ними, достигшими 30-40-летнего возраста. Это педагогика без навязывания себя, без морализма и дидактичности. С умением, оставаясь возрастно отцом и дедом, быть все время на равных со своими учениками. Во дворе про него бы сказали — «пацан».
Он не был хулиган — он был озорник. В нем это озорство жило. Он знал цену компромиссу, конфликту, предательству. Мне кажется, в «Без вины виноватых» он об этом рассказал. Так вот при максимуме глубины проникновения во все эти теневые стороны жизни, в нем было и всепрощение.