RuEn

Четвертое рождение театра

Вчера на новой сцене театра «Мастерская П. Н. Фоменко» завершился премьерный месяц спектакля «Бесприданница» А. Н. Островского, которого вся театральная Москва ждала, как открывающего, наконец, двери уникального здания. Театралы проходили мимо хорошо известного старого фоменковского театра и, перейдя шоссе, устремлялись к архитектурному сооружению, созданному, как кажется во мраке зимнего вечера, из одного стекла.

Конечно, для москвичей большая радость — получить еще один настоящий театр. Театроведы, наверное, возмутятся таким утверждением. Ведь рождением театра считается создание труппы со своей стилистикой, которую сформировал режиссер. Если исходить из этого определения, то театр «Мастерская П. Н. Фоменко» создан в 1988 году педагогом актерско-режиссерского курса Российской Академии театрального искусства, народным артистом РФ Петром Фоменко. Или в 1993 году, когда театр был зарегистрирован и преподаватель определен, как художественный руководитель. Или в 2002 году, когда актеры получили, наконец, постоянную сцену и адрес, вселившись в бывший кинотеатр «Киев» на набережной Тараса Шевченко. Этот маленький театр, с маленькой труппой для смелых режиссерских экспериментов обрел тогда маленькое помещение и стал еще более популярен среди тех, кто идет в театр не отдыхать, а соучаствовать в сценическом действе своим восприятием, мироощущением, встречаться с мудростью режиссера, и проникаться тонкими переживаниями актеров. Тесный зал в отдаленном от театральных мест районе стал притягателен. Билеты спрашивали от метро «Кутузовская». А купить их стало возможно, только заказав по электронной почте. Я ждала на нужный мне спектакль три месяца.

И вот через 6 лет вошли «фоменки» (так называют театралы актеров труппы) в настоящий, достойный их театр, выстроенный на высоком берегу Москвы-реки, что сказалось на его архитектуре. Невысокий снаружи (чтобы не закрывать окна жителей дома напротив) он раскрывается многоступенчатым фойе, про которое при вознесшемся потолке можно сказать, что оно глубокое, лабиринтное и просторное. Его переходы позволяют избежать толчеи и просматриваются насквозь с разных точек. В общем-то, сверкающее ненавязчивыми светильниками помещение по-хайтековски холодное. Создается ощущение, что ты не в театре, а на фантастическом космическом корабле, что даже интересно.

Новую сцену — большую на 450 мест (есть еще и на 150) театр рискнул осваивать «Бесприданницей» после блистательных фильмов «Бесприданница» с Алисовой и «Жестокого романса» с Гузеевой да Михалковым. Наверное, было у режиссера, что сказать нового. В поиске нового и следишь за развертывающимся действием, сравнивая героев с теми, которых, видела раньше на экране. И это мешает: ощущение — будто выслеживаешь героев этого спектакля. Вот совсем не блистательный, хотя и статен и красив, но ленивый соблазнитель Сергей Сергеич Паратов (Илья Любимов). Вот Лариса Дмитриевна (Полина Агуреева), ожидающая просвета в скучной жизни. Вырываясь за Волгу с любимым, цыганами и прочими восхищающимися ею мужчинами, она выходит из роли молодой соблазнительной дамы в современную девчонку — рисковую, порывистую. С распущенными волосами, босая, в большом, с чужого плеча плаще она — наша, современная. А рядом ужасные: люди и оборотистая, циничная в своем безразличии мать (Наталия Курдюбова), и отворачивающийся от нее, как от ненужной вещи купец-друг ее детства (Андрей Щенников), и типичный человек бизнеса, который ценит красоту и непрочь ее присвоить опять-таки как вещь, стоящую денег (Алексей Колубков). А жених (Евгений Цыганов), как и положено ему по пьесе, гротескно стремится доказать своим неудавшимся званым обедом, что он этого общества достоин. Да, все это среда спектакля зрителям знакомая. Зрелые люди, знающие историю наизусть, не выдерживают — уходят разочарованно после первого действия. А зря. Стоило дождаться проникновенного монолога Ларисы, с болью говорящей о своем разочаровании, своей печали, потере нити, которая должна была привести ее к счастью, о своей ненужности в этой жизни среди мужчин, которые по сути все — «сво?». И финального выстрела, к которому спектакль тянулся все три часа. С пистолетом в руке — еще один человек, понявший, что он никому не нужен и все потерял, так как невеста уходит от него.

Все-таки чувствуется, что актеры сыграли не все задуманное. Наверное, не освоились с новыми стенами и сценой и даже, похоже, со ступенчатыми двухэтажными конструкциями декорации, на которых они спотыкаются то ли по роли, то ли случайно. Приятно звучит песенный репертуар, любопытны графичные тени на заднике сцены, изображаемые актерами. Они и развлекают, и отвлекают от действа. Хотя все это и красиво, но не эти детали раздвигают стены театры, вводя зрителя как соучастника в жизненную историю, происходящую на сцене.

И все же, судя по тому, как захватывают отдельные сцены, и тому восторгу, щемящей нежности, которая заполняет душу при последних звуках голоса Ларисы, при виде онемевших в растерянности персонажей, думается, что спектакль еще раскроется новыми гранями.