RuEn

Ни любви, ни тоски, ни жалости

«Бесприданница» стала первой премьерой в только что отстроенном здании Мастерской Петра Фоменко: оно находится недалеко от старой сцены, на набережной Тараса Шевченко. Внутри — все достаточно традиционно: уютное трехуровневое фойе, большой зрительный зал, буфет, зато из окошка открывается совершенно фантастический вид на деловой центр «Москва-сити». То же невероятное сочетание классики и модерна можно увидеть в спектакле. По содержанию — это неспешная, вдумчивая и в то же время чудовищная история взаимоотношений четырех мужчин-охотников и одной женщины-жертвы. А по сути — современная драма о предельной холодности мира, в котором мужчину оценивают исключительно по толщине кошелька, а женщину, словно дорогую вещь, — по тому блеску, который она придает мужчине, становясь его собственностью.

Удивительно, но на этот раз Фоменко обошелся без своего основного состава: не заняты в «Бесприданнице» ни сестры Кутеповы, ни Тюнина, ни Джабраилова, ни Степанов. Вместо них играют актеры из более позднего набора: Алексей Колубков воплощает пожилого богача Кнурова, Андрей Щенников — молодого предпринимателя Вожеватова, а Илья Любимов — «блестящего барина» Паратова, за которым Лариса побежит «хоть на край земли, хоть за край». Играют они очень правильно и обстоятельно, отдавая дань уважения тексту драматурга и урокам «Станиславского», но все это как-то тяжеловато и скучно. Сидишь в зале, смотришь на новую великолепную сцену, оформленную в виде волжской набережной, и буквально не узнаешь любимый театр. Куда подевалась фирменная фоменковская легкость, лукавая насмешка над персонажами, изящная вязь психологических кружев? А вся игра света? Театральный воздух? Милое кокетство, буйство фантазии, озорство? Словом то, что отличает школу Фоменко от других школ и переполняет лучшие его спектакли — например, «Волки и овцы» того же Островского. Всего этого нет, как нет в спектакле рязановского надрыва и душераздирающей любовной драмы.

Тут, во многом, виноваты исполнители главных ролей. Паратов Любимова ничуть не похож на рокового соблазнителя: с самого начала ясно, что им руководит лишь уязвленное самолюбие (Лариса предпочла другого!) и трезвый расчет (он женится на миллионах). В стае других стервятников, разыгрывающих Ларису в «орел-решку», он такой же стервятник. Оттого сцена разрыва с Ларисой не производит особого впечатления: в ней нет неожиданности и боли тоже нет. Нет боли, потому что Лариса Полины Агуреевой — очень симпатичная, но отнюдь не роковая бесприданница — бежит к Паратову от банальной скуки, а вовсе не по велению чувств. Просто ей надоело вдыхать дым матушкиной сигары, надоело нянчиться с пьяным женихом Карандышевым, надоело слушать пересуды по поводу своего жалкого состояния, а там — на «Ласточке» — все так весело и хорошо! Шумит Волга, пляшут цыгане и, сколько хочется, можно петь романсы под аплодисменты восторгающихся ее талантом мужчин. Кто бы из современных девушек не поехал?… По сути, единственным желанием Ларисы была свобода, а не замужество. Потому отказ Паратова она восприняла удивительно спокойно, и предложение Кнурова быть любовницей ее не оскорбило, и появление Карандышева не вызвало страха. Кажется, не пусти он пулю ей в грудь, нашла бы Лариса счастье с Кнуровым. Жила бы себе в Париже, пела романсы, носила дорогие платья? Чем, спрашивается, не жизнь?..

В спектакле есть немало симпатичных моментов: и игра теней на полупрозрачном заднике, и цыганские песни, и очень нервная игра на столовых приборах официанта Ивана? Но всего этого, увы, недостаточно, чтобы скрасить почти четыре часа пребывания в зале. Сейчас трудно сказать, чего хотел от своих актеров Петр Наумович. Но, кажется, они сыграли совсем другую историю: без любви, без тоски, без жалости. Очень современно сыграли, по-деловому сухо и сдержанно. Единственный, кто сделал попытку усилить драму — Евгений Цыганов в роли жалкого, тщеславного очкарика Карандышева — хорошо, с трагическим размахом, начал, но кончил неуместным фарсом: застрелив Ларису, Карандышев волочит ее бездыханное тело по сцене, вытирая белым платьем пол. Так что грустить и переживать даже тут не получится. Только вздохнуть с облегчением: вот и все.

Конечно, на фоне других московских премьер «Бесприданница» выгодно выделяется и качеством игры, и серьезностью материала, и продуманностью образов, но в репертуаре самих «фоменок», право, найдутся спектакли поизящнее. Теперь, когда у театра появилось новое здание, у вас есть прекрасный шанс их посмотреть.