RuEn

Чужие

Он передвигается по сцене, еле волоча ноги. Бледный, только что переживший страшное потрясение, произносит еле слышным шепотом: «Господа, вы убили человека?» Андрей Казаков в финале спектакля «Варвары», поставленного Евгением Каменьковичем в театре «Мастерская Петра Фоменко» играет настоящую трагедию. Но трагедийный накал длится всего одно мгновение. А на протяжении всего предшествующего действия Монахов Андрея Казакова пребывает в каком-то полусне. Любит ли он свою жену, из-за которой в уездном городке случилось столько бед? Страдает ли? Тешит ли свое самолюбие, когда заключает пари с Цыгановым, предлагая ему влюбиться в Надежду? Или тщательно скрывает свои эмоции под маской равнодушного циника? Игра актера провоцирует лишь догадки и предположения. И у выразительно сыгранного трагедийного финала нет ни предпосылок, ни мотивировок. Так — блестящее мгновение, зависшее в воздухе.
Весь спектакль состоит из таких отдельных мгновений, с трудом складывающихся в единую мозаику. В одних ролях их больше, в других — меньше. «Варвары» — самый многонаселенный спектакль «Мастерской Петра Фоменко». Играет весь состав театра, включая новое пополнение из последнего выпуска мастера в РАТИ и актеры среднего и старшего поколения, принятые в труппу: Сергей Тарамаев, Людмила Аринина, Борис Горбачев. В пьесе Горького важны все персонажи, независимо от того, сколько времени длится их пребывание на сцене. Важны взаимоотношения между людьми, ясность причин взаимопритяжений и взаимотталкиваний, раздоров и споров. В спектакле Каменьковича каждый сам по себе. Иногда даже складывается впечатление, что все собрались из разных реальностей, разных спектаклей. Актеры играют в тех стилях, какие им удобнее и ближе. Ольга Левитина, Полина Агуреева и Томас Моцкус «рисуют» веселые шаржи, с ходу отметая проблемы, касающиеся неоднозначности характеров своих персонажей. Сестры Кутеповы изящно скользят по поверхности легкого психологического рисунка. Полина играет Анну, жену Черкуна, Ксения — его новую возлюбленную Лидию. Понять, чем именно прискучила мужественному и грубоватому герою Сергея Тарамаева одна женщина и чем привлекла другая, довольно сложно. Анна и Лидия похожи на мимолетные видения, случайно возникшие средь какого-то романтического шумного бала (к чему бы это в пьесе Горького?). Отличаются друг от друга только тем, что одна весела, другая — задумчива. Романтизирует свою Надежду Монахову и Галина Тюнина, но находит для роли не светлые (как Кутеповы), а темные краски. Роковая красавица похожа на тоскующую Ундину — героиню не жестокой драмы, а прекрасной легенды. Юрий Степанов в роли Гриши демонстрирует потрясающую органику и талант комика, явно вспоминая свои роли из «Владимира III степени» и «Балаганчика». Те, кто не забывает о том, что играют именно Горького, оказываются в меньшинстве. Кирилл Пирогов, Мадлен Джабраилова и Карэн Бадалов существуют в спектакле нервно и остро, не микшируя эмоций, не придумывая для сложных ролей легких актерских приспособлений. Объемно, правдиво и точно играет Богаевскую Людмила Аринина. Всего несколько штрихов — взгляд, устремленный в себя, мудрая улыбка, вдруг вырвавшийся смешок или взмах руки — и рассказана целая биография. 
«Варвары» стали первой премьерой театра в собственном помещении. Евгений Каменькович умело обжил необычную сцену, вписав прихотливую партитуру мизансцен в пространство, неудобно растянутое в ширину. Искусно использован свет и музыкальное оформление (в спектакле поют романсы под гитару), красиво придуманы связки между эпизодами. В спектакле Каменьковича есть и продуманная форма, и приподнятая атмосфера театральности, и обаяние. Но нет того, чем были сильны фоменки в предыдущих работах — ансамблиевости. Одни характеры представлены более цельно, другие — менее, третьи — едва намечены. И никто друг друга не слышит и слушать не желает. А слышать бы должны.