RuEn

Пять вечеров

В «МАСТЕРСКОЙ Петра Фоменко» появился спектакль, где из «местных» — лишь Полина Агуреева да Алексей Колубков. Остальные — пришлые: режиссер Виктор Рыжаков, художник Максим Обрезков, Евгения Дмитриева из Малого театра, Игорь Гордин из МТЮЗа, Яна Гладких и Артем Цуканов из Школы-студии МХАТ. 
Виктор Рыжаков известен и как первооткрыватель необычной драматургии. И как автор и идейный вдохновитель володинского фестиваля «Пять вечеров».
Вот и «Пять вечеров» в «Мастерской» поставлены будто с чистого листа. Словно бы не было культового фильма Никиты Михалкова и легендарного дуэта Людмилы Гурченко и Станислава Любшина, дуэта немолодых людей, пусть не сломанных, но сильно надломленных жизнью и обреченных жить и дальше с этим надломом. Их поздняя встреча, их «лишь бы не было войны» звучало как заговаривание неизлечимой болезни: никогда уже они не успеют пожить своей жизнью, не родят детей, не распрямятся до конца, не изживут страшный опыт одиночества (Тамара Васильевна) и лагерей (Ильин).
Рыжаков точно выдернул володинскую историю из быта, от телевизора с линзой и прочих примет, так скрупулезно собранных в том же фильме. Здесь все разыгрывается на арене цирка жизни — крутящаяся платформа с ширмой-дверями (сначала они наглухо заклеены, а в середине вынесены напрочь, чтобы потянуло сильным сквозняком пробуждающейся жизни).
В спектакле Виктора Рыжакова Ильина играет Игорь Гордин, но главное — Тамару Васильевну играет Полина Агуреева. Снова вырвался наружу ее дар клоунессы, у которой плач вырывается наружу в виде смеха. Но эта сухонькая мастерица с «Красного пролетария», которая уморительно крутит бедрами под радиозарядку (девочка на шаре советского образца) и тараторит на языке строителя коммунизма, вселяет неслыханный оптимизм.
Начинаешь верить, что эти Тамара и Ильин возвращаются сами к себе семимильными шагами. И никаким режимам больше не сломать их души и сознание. Обретшие самих себя повторно себя не потеряют.
Правда, есть в этой истории только один человек, чье время ушло безвозвратно — именно тот, кто больше всего добился в жизни (бог весть какой ценой): Тимофеев, главный инженер из Подольска. Его трагедию Алексей Колубков сыграл буквально одним штрихом, собирая свои злополучные часы, в пылу разбитые Тамарой Васильевной сразу после ремонта, и тоскливо глядя в небо — дескать, что же Ты позволил мне так обмануться.