RuEn

Спектакль месяца: Герои «Пяти вечеров» поднялись над землей, как на картинах Шагала

Спектакль «Пять вечеров» по пьесе Александра Володина, премьера которого состоялась в театре «Мастерская Петра Фоменко», стал первой попыткой очистить эту пьесу от хрестоматийной трактовки, сделать героев Володина простодушнее и легче. В некоторые моменты спектакля они, как будто преодолев земное притяжение, взбираются вверх по стенам, или просто парят в воздухе.

Образцовой экранизацией пьесы Володина «Пять вечеров» считается одноименный фильм Никиты Михалкова. Этот фильм стал чем-то вроде наглядного пособия для постановщиков володинской пьесы в театре. «Правильная» постановка «Пяти вечеров» в массовом сознании крепко-накрепко связана с атмосферой и бытовыми деталями 50-х годов (пьеса написана в 1959-м). Типажи ее главных героев Ильина и Тамары, встретившихся после долгих лет разлуки, должны напоминать Станислава Любшина и Людмилу Гурченко, сыгравших их на экране.

Режиссер Виктор Рыжаков — специалист по интерпретациям современных пьес и постановщик нашумевшего спектакля Ивана Вырыпаева «Кислород», поставил «Пять вечеров» в «Мастерской Фоменко» так, будто фильма Михалкова не существует. В его спектакле нет ни одной привычной для зрителей детали. Режиссер освобождает историю Володина от быта, актеры играют ее по абсолютно новым, незнакомым публике правилам.

Мультипликационная радиоточка

Эти «Пять вечеров» соотносится с реалистической картиной тогдашней жизни примерно так же, как прелюдия Рахманинова Соль минор, соч. 23 и русская народная песня «Валенки», звучащие на сцене весь вечер. Если исполнять эти произведения друг за другом, замечаешь какое-то сходство в их ритме и мелодических сочетаниях. Но каждому понятно, что стиль и жанр у этой музыки абсолютно разные.

Режиссер сам придумал для «Пяти вечеров» пространство, предназначенного не для жизни, а для игры. На сцене нет ни одной бытовой детали, только помост, который вертится вместе с прикрепленной к нему вертикальной стенкой.

Эту стенку украшают забавные мультимедийные рисунки, похожие на детские каракули. В начале спектакля невидимый карандаш рисует на стене дверь, вешалку со стареньким пальто и маленькое радио (автор видеовизуализации Владимир Гусев). Оно начинает пульсировать, как будто захлебываясь и кашляя от звуков.

Герои тоже сильно изменились. Обычно в постановках володинских пьес на сцену выходят харизматичные, уверенные в себе люди, которые знают ответы на большинство жизненно важных вопросов. В спектакле Рыжакова Тамара, Ильин и остальные герои стали смешными, немного нелепыми и неуверенными в себе.

Жизнь в движении

Никто из актеров не пытается быть по-бытовому достоверным, «вжиться в образ» или «слиться с ним». Наоборот, они разыгрывают свои роли, как будто специально от них отстраняясь, и подчеркивая, что занимаются игрой. Тамара (талантливая Полина Агуреева) в первом выходе на сцену напоминает не советского передовика производства, а злодейку из компьютерного мультика. Странное существо в ночной рубашке до пят и сеточке, натянутой на прическу-начес, нелепо изгибается и прыгает, делая гимнастику под звуки радио. 

Герои не могут ни секунды усидеть на месте. Они все время движутся по сцене, придумывая себе какое-то дело: снять дверь с петель, принести на сцену букет цветов в стеклянной трехлитровой банке или откупорить бутылку вина. Племяннику Тамары Славе (Артем Цуканов) даже удается «преодолеть земное притяжение». В счастливые минуты он поднимается по стенке вертикально вверх, выполняет какие-то немыслимые трюки в дверном проеме или «парит» над землей, будто персонажи с картин Шагала.

События игры, придуманной режиссером, развиваются быстро, стремительно и весело. Самой озорной клоунессой в ней выглядит подружка Славы телефонистка Катя (студентка Школы-студии МХАТ Яна Гладких). Ильину (Игорь Гордин, артист МТЮЗа, приглашенный на этот спектакль в «Мастерскую») отведена роль печального, философствующего клоуна.

В этой эстетике многие знакомые по фильму фразы, звучат бессмысленно или наполняются абсолютно новым смыслом. Трудно понять, что скрывается за словами «Красный треугольник» (место, где работает Тамара). Когда она советует Славе почитать Маркса, эта фраза звучит не как приказ обратиться за поддержкой к классику марксизма-ленинизма, а как случайная мысль, которая мелькнула в голове совсем растерявшегося человека.


Кукла стала человеком

Поменяв стиль актерской игры, Рыжаков добился того, что герои Володина стали проще и человечнее. Они абсолютно не знают, как жить, и определяют свой путь здесь и сейчас, на глазах у зрителей.

История о конкретных людях, живших в СССР накануне оттепели, превращается в притчу о любви, которая никогда не умирает. Тамара, снова встретившая Ильина, оттаивает как Снегурочка, превращается из эксцентричной, механической куклы в нормального человека. В момент, когда она жалуется приятелю Ильина Тимофееву на свои одинокие выходные, Тамару искренне жаль. В финале, когда героиня по девчоночьи неуклюже целует Ильина, в ней появляется что-то от Джульетты.

Адрес статьи: http://www.gzt.ru/topnews/culture/-spektaklj-mesyatsa-geroi-pyati-vecherov-/354565.html