RuEn

Пошли лесом

В спектакле по шекспировским мотивам бард Юлий Ким подкинул фоменковской молодежи коварный вопрос: «Медам, месье, синьоры, к чему играть спектакли, когда весь мир театр и все мы в нем актеры?»

Первое, о чем надо забыть, отправляясь на новый спектакль Петра Фоменко, так это о Шекспире. Ну да, либретто Юлия Кима, придуманное на молодом кураже сорок лет назад с группой единомышленников, среди которых был и сам Фоменко, послушно следует сюжетным линиям комедии «Как вам это понравится», но все же это совсем другая история. Обойдясь по-свойски с Великим Бардом, просто бард Юлий Ким насочинял массу смешных шуток, положил их на музыку и создал таким образом канву то ли для непритязательного мюзикла, то ли для качественного капустника. Эта история не столько о герцогах и пастухах, сколько о великом актерском братстве.

Петр Фоменко ставит этот спектакль уже третий раз в жизни: первая версия родилась в 1968 году в Театре на Малой Бронной, вторая — в 1981-м в ленинградском Театре комедии. После нынешней премьеры сделалось ясно, отчего он с такой настырностью возвращается к этой кимовской «Сказке»: похоже, сам Фоменко — родом из этого Арденнского леса. В понимании Кима и Фоменко Арденнский лес — это, конечно, метафора земного рая, но что такое рай? Если задать этот вопрос Петру Наумовичу, то наверняка получим ответ: «Рай — это место, где хорошие люди заняты бесконечной репетицией какого-то увлекательного спектакля». Поэтому «Сказка Арденнского леса» строится именно как репетиция, в ходе которой доказывается: а) все люди — братья (или в крайнем случае сестры); б) весь мир — театр. Двоим актерам, загнанным на стремянки в разных углах сцены, поручено вести эту репетицию, важно оглашая названия эпизодов и выкликая нужных по ходу дела персонажей. В этом раю всем положено быть не только счастливыми, но еще и молодыми: для работы над спектаклем Фоменко мобилизовал совсем юную актерскую поросль, еще не нюхавшую сцены. Это так называемые фоменковские стажеры, разбавленные несколькими ветеранами театра (Кирилл Пирогов, Иван Поповски, Олег Нирян и Никита Тюнин). Все они, остря и подтрунивая друг над дружкой, заняты коллективным сочинением спектакля под названием «жизнь». Эта бесконечная репетиция, разбитая фоменковскими отточиями на короткие эпизоды, мчится вперед словно бы вприпрыжку, и каждый из актеров в любой момент готов сыграть хоть герцога, хоть пастушку. Потому что весь мир — театр.