RuEn

Партизаны Арденнского леса

Петр Фоменко, Юлий Ким в шекспировском вертепе

Что: Премьера пьесы Юлия Кима «Сказка Арденнского леса»
Где: «Театр-мастерская Петра Фоменко»
Жанр: мистерия
Краткое содержание: читайте Шекспира
В ролях: Кирилл Пирогов, Иван Поповски, Мария Андреева, Моника Санторо, Дмитрий Рудков


Пришла Двенадцатая ночь с начала Рождества — ихнего, англиканского. И очень удачно совпала с нашим сочельником. «Мастерская Петра Фоменко» начала Святки сущим вертепом. Точнее — балаганом, беснованием, машкерадом: премьерой пьесы Юлия Кима «Сказка Арденнского леса». Ким лихо вспенил комедию Шекспира «Как вам это понравится».

Куда благонравной немочи перевода Щепкиной-Куперник! Гремели тумаки, звенели кошельки, летали ларцы, ботфорты — а во втором акте, почитай, целые боскеты. Братья-герцоги толкались на троне породистыми дерьерами, влюбленные наследницы обвивали тертых искателей Фортуны с питоньей неумолимостью? Начальник стражи, развалясь на трактирной лавке, блистал латным гульфиком, рвал зубами копченую оленину (заметим: до первой звезды) — и хохотал, блестя белыми зубами Ивана Поповски. Шут Оселок стал бродячим актером Билли, закулисным философом школы стоиков. Жак Меланхолик в феерически заломленной черной шляпе явно питал тайную страсть к Розалинде? но декларация прав человека на независимость от корней (читай: цепей) была дороже. И шекспировский Снусмумрик понес свою постылую свободу по дебрям Арденн.

А прочие, натурально, пошли под венец из наспех наломанного боярышника.

Ассистенты Петра Наумовича Фоменко в этой постановке — Елена Невежина и Валюс Тертелис. Костюмы — Марии Даниловой: толчея парчовых и холщовых рубищ, парадных эполет и исподних панталон, колетов, корсетов и клетчатых жилетов, ботфорт и балетных пачек на крошечной Старой сцене «Мастерской» наводит на мысль о ночном карнавале, тайной святочной кадрили оживших портретов в губернском музейчике.

Невинный в своем отвязном веселье, пародийный в буффонадах страстей, но лишенный зоркого, земного сарказма «Волков и овец», точный в каждой ужимке и прыжке, но не претендующий на сверхсмыслы, на социалку какую или на метафизику (не на Святках будь помянута!), — трехчасовой «Арденнский лес» похож на очень талантливый домашний спектакль. На святочное буйство людей отточенной культуры. Вроде действ на Башне Вячеслава Иванова 1900-х. Но где ж они теперь — такие дома?

?А ежели их нет, то где Фоменко берет этих юношей и девиц? С той пластикой, той внутренней точностью чувства (и прямым его следствием, неподдельным благородством жеста и реплики) — какие только в теплицах высокой культуры и зреют.

Откуда у него на сцене эти лица? Всегда молодые. Всякие несколько лет — новые. И ведь целыми оранжереями: хватает на два состава, остается и на малые роли. Даже мальчик-клавесинист, сверкающий очками в углу сцены, — из них, гадких лебедей?

Какая подпольная Поливановская гимназия на Пречистенке (засекреченная с 1918 года, сменившая явки и пароли в 1992-м) все поставляет «Мастерской» свои кадры?

В «Сказке Арденнского леса» замечательно играет Жака Меланхолика Кирилл Пирогов. (И монологи ему Юлий Черсанович Ким написал бенефисные.) С азартом валяет дурака в злодейских буффонадах Стражника Чарли Иван Поповски.

Но Розалинда (даже две: Мария Андреева и француженка Наджа Мэр), Селия (испанка Моника Санторо), умница-шут Билли (Дмитрий Рудков), простодушный рыцарь Орландо (Иван Вакуленко), стервозная фея Феба (Вера Строкова), коварный министр двух господ Лебо (Игорь Войнаровский) — все совсем новые «фоменки».

Особенно хорош Билли — Рудков в диалоге с Жаком — Пироговым. Близкие по амплуа, похожие даже внешне, — актеры разных поколений с оттяжкой честят театр, сидя плечом к плечу, помогая друг другу «держать поле» в зале. Эта сцена и разговоры Жака Меланхолика с Розалиндой о каторге родовых корней, о капканах сердечного тепла подымают прелестное святочное беснование на уровень совсем иного спектакля.

?Так еще раз: откуда дети взялись? Так явно принадлежащие этой сцене. (В первом акте они похожи на лукавые фарфоровые фигурки. И кажется: переверни каждого вниз башкой — увидишь клеймо «Мастерской». Этакое «Ф» с мечом и короной.)

Вот здесь — самое любопытное. Да, студия Петра Наумовича. Но внештатная. Собранная в Летней театральной школе для актеров русских театров стран СНГ. Эта ежегодная затея СТД РФ шла в августе 2008-го в Доме творчества под Звенигородом.

И в некоторых ипостасях, каюсь, ударный месячник «СТД для СНГ» тогда показался вполне казенным действом «для галочки о поддержке соотечественников». Но ездить на акции Летней школы явно следовало чаще, а смотреть внимательнее. «Сказка Арденнского леса» с молодыми актерами из разных городов «одной шестой» (Фоменко, Ким и люди «Мастерской» работали с ними около полугода) — сильный аргумент в пользу Летней школы СТД. В пользу воспитательной работы и социального творчества вообще.

?Видимо, надо просто возделывать свой вишневый сад. Почва для него еще есть.

И ежели в святочном фейерверке «Сказки Арденнского леса» есть метафизический сверхсмысл, — в этом он и заключается.