RuEn

Аншлаг на «Самом важном»

В Москве впервые инсценировали роман лауреата букеровской премии Михаила Шишкина «Венерин волос»

Каждая премьера в Мастерской Петра Фоменко — это событие. Стать его свидетелями стремятся и москвичи, и театралы из провинции. Но сделать это далеко не просто: в крохотном зале театра всего лишь 200 мест. Строительству нового здания конца пока не видно.

Вот и на спектакле «Самое важное» по роману Михаила Шишкина «Венерин волос», удостоенному в 2005 году Букеровской премии, зал оказался переполненным. Причем были среди зрителей и артисты этого театра, не занятые в спектакле. Галина Тюнина, например, специально приехала со съемок в Питере. Здесь так принято: каждую премьеру встречать вместе. И все потому, что студийный дух не покинул эти стены и после обрушившейся на коллектив славы, а популярные артисты по-прежнему живут театральной коммуной, куда не проникают разрушительные ветры коммерческого искусства. Как это удается Петру Фоменко — отдельный разговор…

Михаил Шишкин, уже десять лет живущий в Швейцарии, в одном из интервью признавался, что вообще пишет медленно и с огромным трудом, а на «Венерин волос» у него ушло целых три года. В свою очередь, режиссер Евгений Каменькович вместе с актерами работал над инсценировкой романа год. Что по нынешним временам тоже большой срок. Но и результат получился впечатляющим: четыре часа сценического времени пролетели незаметно.

Это абсолютно повествовательный спектакль, в котором параллельно развиваются две линии. Линия жизни Толмача (он же ведущий) в исполнении Ивана Верховых, олицетворяющая судьбу самого писателя, и линия жизни знаменитой певицы Изабеллы Юрьевой, которую поразительно остро и в то же время с неповторимым шармом играет Мадлен Джабраилова. Две линии эти объединены одной идеей — преодоления смерти любовью и словом. Весь спектакль разбит как бы на эпизоды-кадры, объединенные массовкой, в которой заняты сестры Кутеповы, Рустэм Юскаев, Михаил Крылов. Каждый из них играет несколько эпизодических ролей, иногда крохотных, но это их ничуть не смущает. Они с легкостью превращаются в разных персонажей — мальчишку, девчонку, папу, маму, врача, сестру милосердия, учительницу ботаники, достающую своих воспитанников бесконечными экскурсиями в Пушкинский музей. Кстати, в этой замученной жизнью советской учительнице в дурацкой вязаной шапке на голове я поначалу даже не узнала блистательную Ксению Кутепову. По всему было видно, что такое перевоплощение доставляет ей истинное удовольствие, и ей даже нравится быть смешной.

Впрочем, юмор, ирония по традиции являются главными составляющими игры фоменковцев. Видимо, от этого в каждом спектакле возникает то легкое дыхание, от которого балдеет молодежь, находящая в театре то, что возвышает ее человеческое достоинство, а не принижает его.