RuEn

«Варвары» в бывшем кинотеатре «Киев»

Премьера в Мастерской П. Фоменко

«Мастерская П. Фоменко» показала первую премьеру на собственной площадке — в помещении бывшего кинотеатра «Киев» на Кутузовском проспекте. Выбрав для постановки горьковских «Варваров», режиссер Евгений Каменькович вывел на сцену практически всю нынешнюю труппу театра: основному, звездному составу подыгрывает команда новичков, закончивших ГИТИС только прошлым летом, а одна из главных ролей отдана недавно зачисленному в штат «Мастерской» Сергею Тарамаеву, «фирменному» актеру Сергея Женовача, ушедшему вместе с ним из Театра на Малой Бронной.
Режиссерам, которые в ближайшее время начнут осваивать новую сцену «Мастерской», предстоит мучительная борьба с пространством: доставшиеся театру два узких зала с массивными колоннами способны навести на постановщика не меньшее уныние, чем пьеса Горького на поклонников Пелевина. Впрочем, с пространством в премьерном спектакле как раз все в порядке: действие развернуто на всей площадке, декорации просты и функциональны, мизансцены выстроены не без изящества. С пьесой сложнее.
В сущности, никаких «варваров» в постановке театра Фоменко нет — и жители уездного города, где происходит действие драмы, и столичные инженеры, приехавшие в провинциальную глушь строить железную дорогу, далеки от горьковских типажей. Пьеса играется с оглядкой на чеховский канон («люди обедают, просто обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни»): течение спектакля неспешно, роли окрашены в лирические тона, на фонограмме поют птицы и дребезжит нескладный оркестрик. 
Социальные пружины сюжета Каменькович упрятал так глубоко, что о них забываешь вовсе. Фоменковские актеры играют спектакль о женщинах, которые умеют любить, и о мужчинах, которые любить не умеют. Первые ведут себя решительно и в финале все как одна переодеваются в красные платья (хочется верить, что это не напоминание о годе сочинения пьесы — 1905-м), вторые боятся сильных чувств и ходят в кожаных куртках. Но переход от социологии к психологии отзывается в горьковском сюжете не новыми смыслами, а всего лишь уменьшением масштаба.
В спектакле есть отлично сыгранные эпизоды (внезапная истерика доктора — Карэна Бадалова), яркие характерные краски (у Юрия Степанова, Тагира Рахимова, Мадлен Джабраиловой) и удачные роли (инженер Черкун — Сергей Тарамаев, Лидия Павловна — Ксения Кутепова). Однако привычное очарование легкой и виртуозной игры, за которое публика любит театр Фоменко, в «Варварах» вдруг входит в очевидное противоречие с текстом — в актерском обаянии без остатка растворяются все конфликты, на которых держится конструкция пьесы.
Горьковская история разваливается, но никакой другой так и не возникает. Ансамбль не складывается, рисунки ролей смазываются или незаметно подменяются отработанными амплуа: игра блистательной Галины Тюниной на удивление невнятна (при том что ее Надежда Монахова — одна из главных героинь пьесы), Карэн Бадалов изображает очередного доктора, Кирилл Пирогов — очередного студента. Иногда кажется, что персонажи забрели в спектакль из разных сюжетов: местами «Варвары» напоминают чеховские постановки, местами — тургеневский «Месяц в деревне», который Женовач поставил в «Мастерской» два года назад.
В результате три с половиной часа сценического времени проходят на холостом ходу: в действии почти нет развития, финал не звучит; от сложносочиненного сюжета остаются игра любви и случая и сутолока характерных ролей.
Впрочем, новый спектакль смотрится легко и не вызывает скуки, но для лучшей актерской команды Москвы и недавних законодателей столичной театральной моды это довольно скромное достижение.