RuEn

Куда летим, командир?

Если вытянуть вперед губы, как для поцелуя, то выдуется «Ю». В слове «лЮблЮ» букв «Ю» целых две. Выходит, как ни поверни, Ю — самая сексуальная буква русского алфавита.

Идея сама по себе соблазнительная: мстительно плюнуть на 32 навязшие в зубах буквы, демонстративно повернуться спиной к деловым согласным и всю свою нежность отдать одной лишь на свете гласной — «Ю». «Only you», как поют в новом мхатовском спектакле.

Персонажи Оли Мухиной все до единого загадочны и романтичны, все говорят или ни о чем, или о любви. Над Москвой летают сумасшедшие влюбленные летчики и палят из ружья. По двору ходят медведи (скорей всего, тоже влюбленные) и едят малину. На почве ревности все палят друг в друга из кольта, а между перестрелками пьют чай из красных чашек оранжевого цвета. Вот до чего может довести мир передозировка одной отдельно взятой буквы.

На Евгения Каменьковича нежный звук «ю» в исполнении Оли Мухиной производит до того хорошее впечатление, что он берется за ее пьесу уже второй раз. Прошлый спектакль был, правда, студенческий, а этот — настоящий, взрослый, на малой сцене Художественного театра.

Вместе с Александром Боровским (художником) режиссер придумал весьма остроумный пространственный ход, определивший течение спектакля. Все свои «ю» и некоторые другие буквы персонажи спектакля выговаривают на решетчатом балконе большого дома. Вроде бы они в перерывах этого безумного чаепития вырываются из душной комнаты, чтоб глотнуть воздуха, и тут же, опьяненные, начинают говорить о любви. Любят они не только друг друга, а все, что попадется на глаза. Поэтому если с высокого балкона они увидят Москву, они немедленно признаются в любви к Москве, а то и ко всей Родине вместе взятой. Увидят летчика — полюбят летчика, увидят медведя — полюбят медведя. Когда буква «Ю» начинает распирать героев особенно сильно, они попросту бросаются с балкона и парят над Москвой, легко преодолевая законы земного тяготения.

Ансамбль Каменьковичу удалось сколотить хороший, правильный: он и из Табакерки людей позвал (Александр Мохов, Луиза Хуснутдинова), и мхатовских аборигенов привлек (Евгения Добровольская, Станислав Любшин, Ольга Барнет, Владимир Краснов), и студенчество из Школы-студии МХАТ задействовал (Дарья Мороз, Николай Исаков). Жаль только, что реплики свои актерам приходится посылать как правило мимо друг друга. Фразы свободно парят в безвоздушном пространстве, и там же свободно летают все персонажи спектакля. Не падают они, по всей видимости, только из-за того, что судорожно цепляются за перекладину буковки «Ю». Начни читать пьесу с начала, начни с конца, ничего не изменится — невесомость.

Полетать вместе с Олей Мухиной над нашей грустной реальностью кажется поначалу занятием милым, приятным и даже очень романтичным. Ну разве не здорово это — летать над Москвой и забавно вытягивать губы буквой «Ю»? Вот проходят первые десять минут — полет нормальный. Двадцать минут — все бортовые системы в норме. Но уже через полчаса отчаянно хочется войти в кабину пилота и хамским голосом спросить: «Алё, командир, когда посадка будет? Меня там на земле 32 любимые буквы дожидаются». Но кабина пилота из соображений безопасности закрыта, и он не услышит вас. Он бешено палит из ружья и кричит: «Люблю-ю-ю!».