RuEn

Гиганты горы

Актеры и фрики начинают опасную игру в постановке Каменьковича по последней пьесе Пиранделло.

Евгений Каменькович любит приручать к театру тексты, о постановке которых другие режиссеры и не задумывались. Обычно он инсценирует прозу: «Венерин волос» Шишкина, «Улисс» Джойса, «Дар» Набокова. Но вот уже целый год идет работа над самой настоящей пьесой, в Европе весьма популярной, но в России сценической истории не имеющей.

«Гиганты горы», последняя и незаконченная пьеса Луиджи Пиранделло, — венец задуманной драматургом трилогии театральных мифов. Первые два — о социуме («Новая колония») и религии («Лазарь»), а третья — о творчестве. На некую виллу, где живет компания фриков во главе с магом Котроне, является актерская труппа. И начинается рискованная игра обитателей виллы с лицедеями, где фантазия порой становится важнее реальности. А Котроне к тому же окружает пространство системой зеркал, все превращающих в иллюзию. 

«Я думаю, что жизнь — это очень грустная буффонада, — писал Пиранделло, — поскольку в нас сидит неизвестно как, почему и откуда взявшаяся потребность постоянно обманывать самих себя, внезапно создавая реальность, а потом постепенно обнаруживать, что она тщетна и иллюзорна. Тот, кто понял эту игру, никогда уже не сможет обманываться, но тот, кто не может обманываться, никогда уже не воспримет ни вкуса, ни радости жизни. Вот так».