RuEn

Разбиваются сердца под воздействием винца

Вторая мхатовская премьера на Малой сцене со смешным названием «Ю» могла бы возглавить список претендентов на премию «Лучший спектакль о Москве». Но поскольку круглая дата столицы миновала, «Ю» имеет шансы быть отмеченным за другие заслуги.

Пьеса Ольги Мухиной, режиссер Евгений Каменькович, художник Александр Боровский.

Небрежно напетая Гошей Куценко в начале песенка сообщает: «Жил человек по фамилии Ю». Наверное, китаец, думает зритель. Ни китайца, ни другого гражданина с подобной фамилией в спектакле не будет. А будут Степан Иванович, Елизавета Сергеевна, сестры (Аня и безымянная сестра), а также Сева, Андрей, Пирогова, Барсуков и две старушки-веселушки. Вся эта коммуна будет жить-поживать на одном балконе одной московской квартиры и вести как будто бы ни к чему не обязывающие разговоры:
        — А я в детстве любила смотреть…
        — А я в детстве на велосипеде любил кататься.

Прямо-таки прозаический вариант стишка Михалкова-старшего: «А у нас в квартире газ. А у вас? — А у нас водопровод. Вот!». Только в отличие от михалковского детского шлягера в «Ю» все и легкомысленно, и серьезно. Много любви, выпивки и стихов на эту тему.

 — Как разбиваются сердца под воздействием винца, — декламирует Степан Иванович и разливает всем. Одни пьют с радости, другие — с горя. Одни прыгают с балкона, но не разбиваются, другие выпивают не то что надо и попадают в Склиф. Влюбленный летчик стреляет по балкону, а кто-то стреляет в себя. Почему-то все это — как в вальсе, а может, как во сне или в метели. Когда люди заблудились в белом вихре и, как сомнамбулы, выписывают в воздухе кривую траекторию своего движения.

Удивительное ощущение от текста Мухиной: реалистическая абстракция и абстрактный реализм в каком-то завораживающем ритме. Настолько необычном, что кажется, будто на балконе не говорят, а поют. Режиссер Каменькович, уже имевший дело с драматургией Мухиной, нашел к ней идеальный ключ, открыл ее и показал всем, как можно «сбороть» актуальную и непростую прозу. Атмосфера «Ю» — как показатель успешности спектакля — состоит из ритма, контекстуальной, а не лобовой страсти, предощущений и предчувствий, что всегда ценнее и тоньше открытых эмоций. А также милых технических примочек в виде проектируемых настенных надписей: «Все ждут Героя», «Он пришел» и в финале просто «Занавес».

В «Ю» есть актерский ансамбль, в котором работа каждого, от главной до маленькой, самоценна. Можно поздравить разновозрастных дебютантов на мхатовской сцене — Владимира Краснова, влившегося в труппу из саратовской драмы, и Егора Бероева, получившего свою первую большую роль. Это он — Герой, которого все ждали в пьесе, и не исключено, что им он окажется и в списке восходящих звезд. Замечательные работы у Евгении Добровольской (сестра), Ольги Барнет, Максима Виторгана (муж сестры), Александра Мохова (Андрей), Станислава Любшина (Барсуков), студентов Николая Исакова и Дарьи Мороз. Даже эпизодически возникающие ремарки в черном — парочка старушек-веселушек (Нина Килимник и Елена Лемешко) — совсем не проходные.

Похоже, что после этого чудного «Ю» москвичи с облегчением вздохнут: слава Богу, столица наводнена не одними бомжами, наркоманами и проститутками с новыми русскими, а нормальными людьми с их нормальной жизнью, которая может быть куда интереснее жизни социального дна.