RuEn

Рандеву на бульваре «Фоменок»

«Чистейшей прелести чистейший образец»

«МАСТЕРСКУЮ П. Н. ФОМЕНКО» КАЖДЫЙ ЛЮБИТ ЗА ЧТО-ТО СВОЕ, ЛИЧНО ПЕРЕЖИТОЕ. В СЛЕДУЮЩЕМ СЕЗОНЕ ОДНОЙ ИЗ САМЫХ ПОПУЛЯРНЫХ МОСКОВСКИХ СЦЕНИЧЕСКИХ ПЛОЩАДОК ИСПОЛНИТСЯ 20 ЛЕТ. ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ ТЕАТР РАЗВИВАЛСЯ ПО СВОИМ СОБСТВЕННЫМ ЗАКОНАМ, НЕ СТЕСНЯЯСЬ ПОРОЙ ВЫГЛЯДЕТЬ ВОПИЮЩЕ НЕСОВРЕМЕННО — ТАК, НАВЕРНОЕ, СМОТРЕЛСЯ РАННИЙ РЕНЕССАНС СРЕДИ ГОТИКИ. ПРИМЕЧАТЕЛЬНО, ЧТО «ФЕНОМЕН ФОМЕНОК» — НЕ ДАР СВЫШЕ. ОН ВЫСТРАДАН, ВЫПЕСТОВАН УНИКАЛЬНЫМИ ПЕДАГОГАМИ, РАБОТАЮЩИМИ В ТЕАТРЕ. ФОМЕНКАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ, ФОМЕНКАМИ СТАНОВЯТСЯ! И ПЕРВАЯ ПОСТАНОВКА САМОГО МОЛОДОГО СЕГОДНЯ НАБОРА — АКТЕРОВ ВТОРОЙ СТАЖЕРСКОЙ ГРУППЫ — ЛУЧШЕЕ ТОМУ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ

С огромным успехом, с аншлагами весь сезон на старой сцене театра Петра Фоменко идет «Русский человек на rendez-vous». Новый спектакль Евгения Каменьковича — в первую очередь подарок верной фоменковской публике, тем, кто годами стоял в очередях за билетами, правдами и неправдами пробирался в маленький зал театра, ловил каждое появление любимой труппы на подмостках других театров. Однако даже «случайные» зрители, которые решили для разнообразия скоротать вечерок «под сенью фоменок», могут не сомневаться — одним свиданием с этим театром им теперь не отделаться. Критика уже разобрала спектакль по косточкам, по ролям и персонажам. Уже выяснили, что в основу инсценировки положены «Вешние воды» Тургенева, а название «позаимствовано» у критической статьи Чернышевского, написанной на другое произведение Ивана Сергеевича — «Асю». Этому есть свое объяснение. Фоменковский спектакль — откровение о бездарно промотанной жизни — созвучен скорее позиции Чернышевского, чем Тургенева. Финальный пассаж «Аси» «У счастья не бывает завтрашнего дня» остро и безжалостно передан в сценографии второго акта. Сцены прогулки верхом и грехопадения героя решаются «в воздухе»: он и она под ритм конного аллюра раскачиваются каждый в своей большой петле. Отчасти эта история перекликается с личными переживаниями писателя. Как все мы знаем из школьной программы, Иван Тургенев всю жизнь любил певицу Полину Виардо и следовал за ней по свету. У Каменьковича получилась драма о том, как благородный, бесстрашный, обаятельный, образованный русский дворянин оказывается неспособным добыть счастья ни для себя лично, ни для других. Эта картинка о безволии и бессилии русского мужчины пропитана тонкой иронией и искренним сожалением. Впрочем, от тягостных выводов и убийственной злободневности спасают две вещи. Первая: сам Тургенев в «Вешних водах» изобразил Дмитрия Санина не таким уж и безнадежным неудачником. В финале спектакля герой замечает, что состояние свое преумножил и даже крепостных не пустил по миру. Вторая: знаменитая фоменковская легкость, игривость, этюдность. Ни слова, ни жеста напрасно, все к месту, с подтекстом. Кажется, будто кто-то сверху щедрой рукой отсыпал каждому талантов.
…На сцене — девочка-эльф, «чистейшей прелести чистейший образец», и зовут ее Серафима Огарева. Ей нисколько не уступает колоритная, характерная Екатерина Смирнова. Как она выучилась этой палитре оттенков, красок и приемов? А мальчики-то, мальчики! Легкие, задорные, юные. Изо всех сил старается Федор Малышев, исполнитель главной роли. Но разве ее, русскую женщину, переиграешь? И на сцене, и в жизни, и у Тургенева. Возможно, причина их зрелого не по годам мастерства в том, что молодые актеры находятся под неусыпной опекой старшего поколения. «Старики», выпускники ГИТИСа 1993 года, и стажеры первого набора их любят, принимают и поддерживают. Так, репетитором по итальянскому языку в спектакле стала Моника Санторо, актриса из старшей стажерской группы. Еще два года назад саму Монику трогательно опекали Галина Тюнина и Мадлен Джабраилова, а теперь она поддерживает юные дарования. Благодаря ее стараниям итальянский у «маленьких фоменок» такой разговорный и живой, что зрители, которым хоть раз удалось побывать в Италии, услышав его, покатываются со смеху. Очень точно подмечено раскатистое «ааа» — совсем как на итальянском рынке, просторечные фразы и искрометный юмор.
Присущие «фоменкам» радостное мировосприятие и способность устойчиво транслировать в зал положительную энергию, удивительное человеколюбие — уникальное явление не только для российской сцены.