RuEn

Одиссея одного Улисса

Человеку обычному на вдумчивое чтение джойсовского «Улисса» требуется месяца два. Режиссер Евгений Каменькович проглотил роман за неделю — и решил перенести его на сцену. Целиком! Поступок в истории театра беспрецедентный.

«Улисс» Джеймса Джойса — один из самых сложных романов ХХ века. Но читать его не скучно. Кто не осилил книгу, премьеру Мастерской Петра Фоменко рекомендую особенно. Уверена, даже если вы не уловите глубинный смысл некоторых сцен, то все равно поймете главное: «Улисс» — это очень хороший театр.

Путеводитель по Дублину

В 1914 году ирландец Джеймс Джойс сел за роман. События одного дня из жизни дублинского рекламного агента Леопольда Блума он уподобил приключениям Одиссея. Отсюда и название: Улисс — латинский вариант имени гомеровского героя.

Писатель позволил себе неслыханное лингвистическое новаторство: сюжет романа — это ребус, литературная игра. «Улисс» сразу стал энциклопедией всех жанров и всех видов искусств. Книгу, в которой 600 страниц, читать нужно с двух концов: сам роман и комментарии к нему. Иначе, содержание некоторых сцен так и останется загадкой. Автор, не предупреждая читателя, перескакивает с описаний внешней жизни героя и города (мои друзья, недавно побывавшие в Дублине, утверждают, что романом до сих пор можно пользоваться как путеводителем) на бесконечный внутренний монолог персонажа, измученного ревностью к своей жене. К четырем часам пополудни действие романа достигает кульминации: Блум рассеянно бродит по городу, зная, что Молли принимает у себя любовника?

Опубликованный в 1921 году роман принес автору мировую славу. Не обошлось и без скандала — отдельные главы были объявлены порнографией и запрещены цензурой (в СССР «Улисс» впервые вышел лишь в 1993-м). Дело в том, что Джойс был новатором не только в лингвистике. Все проявления человеческого тела живописуются в книге более чем подробно и называются прямыми, не всегда печатными словами. Каких только обвинений в свой адрес не услышал Джойс! Однако, читая этот гениальный и безумно запутанный роман, понимаешь: из «Улисса», как из гоголевской шинели, вышла почти вся европейская литература ХХ века.

Пора!

Перенести «Улисса» на сцену, на мой взгляд, все равно, что повторить мифические подвиги Одиссея. За истекший век в театре на это мало кто отваживался. Если и ставили роман, то в форме читки. Но Евгений Каменькович решился.

Запойный книгочей и экспериментатор, он выпустил два года назад спектакль «Самое важное» по букеровскому роману Михаила Шишкина «Венерин волос». Помнится, во время репетиций критики утверждали, что поставить этот роман невозможно, а спектакль получил «Золотую маску»! «Улиссом» же Каменькович бредит лет восемь. По собственному признанию, любую книгу он способен прочесть за один день, но на «Улисса» ушла неделя (для сравнения скажу, что смогла одолеть роман лишь за два месяца). Едва дочитав, режиссер тут же взялся за инсценировку, которую все эти годы переписывал, дополнял. Полтора года назад, после успеха «Самого важного», в доме Каменьковича раздался звонок Петра Фоменко. Мастер сказал одно только слово: «Пора»! Репетировать «Улисса» начали 1 февраля 2008-го.

Действующих лиц в романе Джойса не намного меньше, чем было в Дублине на 16 июня 1904 года — в этот день происходят все события романа (в реальности в этот самый день Джойс познакомился со своей будущей женой Норой, одним из прототипов Молли). Однако на сцене появится всего 9 человек: 6 актеров и три стажера «Мастерской». Основных исполнителей трое: Леопольда Блума сыграет Анатолий Горячев, поэта Стивена Дедала — стажер Юрий Буторин, Молли — Полина Кутепова. Что касается Алексея Колубкова, Андрея Топцова, Олега Любимова, Андрея Казакова, то на их долю выпадут все остальные дублинцы, в образах которых Джойс вывел многих своих знакомых, причем в весьма карикатурном виде. Все дублинки достанутся участнице стажерской группы Розе Шмуклер.

Спешу успокоить целомудренных зрителей: ненормативной лексики в «Улиссе» Каменьковича не будет. Даже в финальном монологе Молли, от которого читательницы обычно идут пятнами. Этот поток сознания — путешествие героини по своим бывшим и несбывшимся любовям — длится полчаса. И, как рассказал мне один из немногих свидетелей репетиций «Улисса», сделан на уровне самых высоких театральных образцов.

Свой монолог Молли произносит в огромной кровати. Вместо спинки художник Владимир Максимов приделал к ней верх античного фасада, украшенный мифическими сюжетами. На их фоне новоявленный Одиссей — Блум тонет в бескрайней кровати, как в море.

С античностью этот спектакль роднит и его продолжительность: «Улисс» идет около шести часов с двумя антрактами — ну почти настоящий древнегреческий перфоманс, который, как известно, принято было начинать сразу после восхода и разыгрывать весь день.