RuEn

«Это Джойс во всём виноват…»

В «Мастерской Петра Фоменко» показали долгожданную премьеру — спектакль «Улисс» по роману Джеймса Джойса.

За его «театральное изложение» взялся Евгений Каменькович. 
Перенести непростой текст на сцену, режиссёр задумал еще десять лет назад.

События одного дня из жизни дублинского рекламного агента Леопольда Блума подобны приключениям Одиссея.

Роман Джойса — это ребус, который должен разгадать читатель. Теперь своеобразную литературную игру предлагают зрителям «Мастерской».

Не удивительно, что «Улисс» уже снискал славу «трудного зрелища». То, что зрителям предстоит «непростое испытание» понимает и Евгений Каменькович:

«Мне кажется, попытавшись передать весь объём и весь день, который провёл Блум, можно посекундно восстановить его тяжёлый путь. Вот он пройдёт свою Одиссею. Я представляют себе, что, к сожалению, немногие будут досиживать до третьего акта, которым я, честно говоря, очень горжусь. Потому что это трудная работа. Если на секунду выключишься, ты можешь что-то потерять. Это Джойс во всём виноват. Он так плотно писал. Мы стараемся так плотно играть?

Джойс — это настолько „многопластово“. Ты сразу про столько думаешь. А потом, кажется, что это всё время про тебя. Такое ощущение, что он камеру внутри тебя поставил и что-то тебе про тебя рассказывает».

«Улисс», несомненно, один из сложнейших романов — и не только ХХ века. «Мастерская» обратилась за помощью к переводчику «Улисса» —Сергею Хоружему. Он оценил стремление режиссёра и актёров — «отказаться от иллюстративности и проникнуть в болевые точки романа»:

«Конечно, здесь мы видим инсценировку. Но это инсценировка с глубокими задачами. Идейные линии, то, что Джойс делает с человеком. Мне кажется, что спектакль значительно идёт в человеческие пласты, в людские конфликты. Ведь „Улисс“ как построен — как воронка. Засасывает от достаточно еще реалистической ткани начальных эпизодов в совершеннейшую фантасмагорию. Причём, с невероятно сгущающимся смысловым затягивающим течением. Чем дальше, тем больше к концу. Я очень надеюсь, что самое интересное и захватывающее — в последней части. „Улисс“ именно построен как разгоняющийся невероятно поезд».

Актриса Полина Кутепова призналась нам, что впервые в работе над ролью столкнулась с потомком сознания:

«Несмотря на большое количество слов, всё равно тема его всем понятна. Это — отец-сын, мужчина-женщина, ощущение себя, одиночество или в каком-то сообществе людей. Вещи понятные, если говорить про эмоциональную сторону. Джойс ведь сам был в изгнании и писал эту вещь в изгнании. И на себе он и почувствовал какое-то отчуждение. Но, я думаю, дело не только в месте проживания. А, скорее, отчужденность и в мыслях, и в чувствах. Если говорить про Блума — по-моему, про это».