RuEn

Краткий курс модернизма

Известная театральная шутка гласит, что хороший режиссер — тот, кто умеет поставить даже телефонную книгу. Смысл ее (не книги, а шутки) в том, что литературный текст для настоящего театра — не самое главное, что подлинная театральная игра рождается не из строчек, что ткань действия всегда есть плод не чтения, но этой самой игры. Книга Джеймса Джойса «Улисс» для театра в известном смысле сродни пресловутой телефонной книге: трудно представить себе среди шедевров мировой литературы какое-то произведение, которое бы сильнее «Улисса» противилось своему переносу на подмостки. Про такие книги в театральной среде принято многозначительно хмурить лоб — «ну что вы, это же так несценично, это нельзя поставить!»

С другой стороны, постановка «Улисса» — дело благодарное: если экранизировать роман кое-кто и пытался, то театральных интерпретаций никто из зрителей не припомнит. Следовательно, театралам не с чем будет сравнивать постановку «Мастерской Петра Фоменко»: чего греха таить, роман Джойса относится к тому разряду литературных памятников, которые мало кто прочитал от первой до последней строчки, но при упоминании которых все приличные люди кивают, мол, как же, знаем, читали, но очень давно и поэтому ничего не помним. Это, в конце концов, не беда, для просмотра спектакля общих сведений достаточно: что описаны в «Улиссе» события одного дня из жизни рекламного агента Леопольда Блума; что книгой и сегодня можно пользоваться как путеводителем по родному Джойсу Дублину; что роман похож на внутренний монолог и что герой мучим ревностью к своей жене; наконец, что автор свободно играет различными жанрами и стилями, отчего и считают «Улисса» манифестом модернизма в литературе.

В общем, можно вконец запутаться в вопросе, стоит или не стоит переносить Джойса на сцену. В данном конкретном случае надеяться можно на режиссера Евгения Каменьковича, одного из основателей «Мастерской Петра Фоменко» и известного педагога. Когда он приступал к инсценировке романа Михаила Шишкина «Венерин волос», многие тоже сомневались — сложная и несценичная проза. Между тем у Каменьковича получился один из лучших спектаклей «Мастерской» — «Самое главное»: в нем хорошая современная литература подружилась с непринужденной и лукавой театральной игрой, страсть к которой у «фоменок» в крови. Многозначительная постмодернистская проза превратилась в ясный и легкий спектакль о любви. Говорят, что именно после успеха «Самого главного» Петр Фоменко и дал добро на то, чтобы актеры начали репетировать сложнейшего «Улисса». А сам Евгений Каменькович хотел этого много лет. И все эти годы он писал и переписывал инсценировку романа Джойса.

Естественно, что в романе Джойса огромное количество действующих лиц. В театре под руководством Петра Фоменко, говорят, обошлись силами всего девяти актеров — шесть из труппы «Мастерской» плюс трое из стажерской группы при театре. Главная нагрузка ляжет на плечи трех актеров. В роли Леопольда Блума — Анатолий Горячев, Молли Блум сыграет Полина Кутепова, а поэта Стивена Дедала — Юрий Буторин. Других дублинцев будут играть Алексей Колубков, Владимир Топцов, Олег Любимов и Андрей Казаков. Над романом команда под руководством Каменьковича работала ровно год — начали в феврале прошлого года, выпускают в феврале нынешнего. Много это или мало для «Улисса», станет ясно на премьере. Зрителям советуют запастись не только любопытством, но и терпением: спектакль получился длинным.