RuEn

Форум

#еленаворончихина

Завещание Чарльза Адамса — спектакль-праздник

26 июня, 23:33, БВГ

Давно в Мастерской я не видел ТАКОГО спектакля-праздника! Тут и превосходная игра актёров, и хорошо узнаваемые ‘цитаты’ из известных произведений, и уместно вставленные видеопроекции, и отточенная пластика...! Но по порядку.
Когда узнал про новую премьеру Олега Глушкова (спасибо письму из Мастерской) — не задумываясь взял билет на первый спектакль. Помню его блистательные спектакли-танцы без слов в ГИТИСе, ‘Моряки и шлюхи’ в Мастерской. Это всегда замечательно. Тут я тоже ожидал что-то похожее, но ошибся. Мастер продолжает экспериментировать. На сей раз это по жанру скорее мюзикл, НО мюзикл высококлассный, основанный на фоменковской актёрской школе и фирменном стиле Глушкова: до предела отточенной пластике передвижения актеров и, в том числе конечно же в танце. С первых же сцен улыбка не сходила у меня с лица. Спектакль неоднократно сопровождался бурными овациями и даже хлопками в такт музыки (что уж совсем необычно для спектаклей Мастерской). В спектакле я не увидел провальных, точнее даже мало впечатлительных эпизодов (что тоже необычно, почти всегда есть эпизоды, которые не впечатляют), поэтому отмечу лишь самые запомнящиеся.
1. Сцена, где впервые появляется дом Аделаиды с её многочисленными усопших мужьями в окнах. Просто картина маслом! Позы мужей продуманы до мелочей. Необычайно живописно.
2. Танец ‘шотландцев’ и дворецкого сэра Адамса. Это какое-то чудо!!!
3. Безусловно очень качественно вставлены сцены с использованием видео. Мастерская начиная со спектакля ‘Самое важное’, стала применять кино все шире и шире. До этого, полагаю, это не приветствовалось и вот, скажем, в ‘Дом, где разбиваются сердца’ для передачи интивоенной направленности пьесы (а именно она для Шоу стала определяющей, как он писал во вступлении) вставки какой-то хроники явно не хватало. А в обсуждаемом спектакле видео встроено превосходно.
4. Конечно же одной из самых впечатляющий составляющих спектакля является изумительная пластика всех актёров. Как все слаженно, отточено!!
5. Особая благодарность костюмерам и гримерам. Привидения и прочие необычные персонажи (типа Дворецкого) исполнены замечательно.
6. Об игре актёров. Как уже говорил, все были хороши. Перечислю лишь самых-самых.
6.1. Безусловно на первом месте Алексей Колубков. Он и как один из бывших мужей Аделаиды превосходно выглядел, а уж как констебль Монтгомери был неподражаем! Впрочем, я не помню ролей, где Колубков был плох. :)
6.2. Кирилл Корнейчук в роли Дворецкого. Его ‘обаяние’ конечно в значительной степени определяется уникальным костюмом, но ведь пластику, голосовую интонацию никакой костюм не обеспечит! Каждое его появление на сцене производило приятное впечатление и оживление в зале.
6.3. Весьма неплохо сыграл Николай Орловский (Франтишек). Так мило смотрится его рассудительность.
6.4. Безусловно хороши все приведения (Андрей Михалёв, Мария Большова, Юрий Буторин, Роза Шмуклер, Елена Ворончихина, Амбарцум Кабанян, Игорь Войнаровский). Разбирать их достоинства бесполезно, надо видеть.

И в заключении ещё раз о стиле спектакля. Пожалуй, его нельзя назвать мюзиклом. На мой взгляд любой мюзикл должен иметь основную музыкальную тему, по крайней мере легко запоминающейся мотивы. Здесь этого нет. Просто музыкальные моменты органически встроены в ткань спектакля. Это спектакль-шутка, спектакль, где импровизационные возможности актеров Мастерской не ограничиваются жесткими рамками текста пьесы (как, скажем, в классических спектаклях, особенно трагических). И актеры ‘на всю катушку’ используют это. Любовь и умение импровизировать - одно из базовых качеств актеров Мастерской, которое они с успехом использовали в самых серьезных спектаклях (вспоминается, например, ‘Месяц в деревне’, сцена Степанова с Тюниной на скамейке). Это знаменитые фоменковские паузы, фоменковские ‘штучки’ (так, кажется, удачно назвал когда-то эту характерную для первых спектаклей Мастерской фирменную особенность). Начиная с Трёх сестёр от этого ‘фирменного’ приема, на мой взгляд, фоменки почти отказались, стиль спектаклей менялся. И вот в рассматриваемом спектакле импровизационная природа Мастерской ‘прорезалась’, но несколько по иному, с использованием современных методов видео показа и отточенной хореографии, практикуемой Глушковым.
Итак, спектакль-праздник- вот одно лицо Мастерской. Этот спектакль я посмотрел 24 июня, а 25-го попал на другую премьеру, на ‘Чайку’. И об этом будет отдельный разговор.
#ЗавещаниеЧарльзаАдамса #олегглушков #морякиишлюхи #самоеважное #домгдеразбиваютсясердца #алексейколубков #кириллконейчук #николайорловский #андреймиххалёв #игорьвойнаровский #юрийбуторин #мариябольшова #розашмуклер #еленаворончихина #амбарцумкабанян #трисестры #месяцвдеревне

Я пройду, как по Дублину Джойс

27 октября 2018, 02:23, ДСС

Спектакль Фоменок «Рыжий» один из тех немногих, на который по-прежнему трудно достать билеты. Даже на гениальный (и, как по мне, лучший) «Самое важное» - запросто, а вот на «Рыжий» - как повезет.
«Рыжий» это спектакль стихотворный и, собственно, состоит просто из стихов поэта Бориса Рыжего. Как вы не знаете такого поэта?
Борис Борисович Рыжий (1974-2001), екатеринбургский поэт. Окончил аспирантуру института геофизики, работал младшим научным сотрудником. Печатался в журналах «Звезда», «Урал», «Знамя», «Арион» и др. Участник фестиваля поэтов в Роттердаме.
«Молодой поэт с большими серыми глазами и шрамом на щеке произвел фурор на европейском Парнасе» - так отозвалось Би-би-си о его выступлении на фестивале. Автор сборников стихов, некоторые из которых были опубликованы только после его смерти «И все такое…» (2000), «На холодном ветру» (2001), «Стихи» (2003), «Оправдание жизни» (2004), «Типа песня» (2006).
Покончил с собой в 2001 году….

Маленький, сонный, по чёрному льду
в школу - вот-вот упаду - но иду.
Мрачно идёт вдоль квартала народ.
Мрачно гудит за кварталом завод.
"...Личико, личико, личико, ли...
будет, мой ангел, чернее земли.
Рученьки, рученьки, рученьки, ру...
будут дрожать на холодном ветру.
Маленький, маленький, маленький, ма... -
в ватный рукав выдыхает зима:
- Аленький галстук на тоненькой ше...
греет ли, мальчик, тепло ли душе?"...
...Всё, что я понял, я понял тогда:
нет никого, ничего, никогда.
Где бы я ни был - на чёрном ветру
в чёрном снегу упаду и умру.
Будет завод надо мною гудеть.
Будет звезда надо мною гореть.
Ржавая, в странных прожилках, звезда,
и - никого, ничего, никогда.

Вообще жанр стихотворной постановки, на первый взгляд, не требует решения какой-то режиссёрской сверхзадачи. Подбери правильные стихи, потом подбери правильных исполнителей, потом определи правильную очередность. Все это я прекрасно помню по своему опыту школьного театра, ставили слава Богу и не раз. Всем актерам очень нравится, проблема одна: зрители очень скоро на таком спектакле начинают скучать.
А если еще и актеры неправильно читают стихи (что случается сплошь и рядом), вообще дело труба.
А если еще и стихи для большинства абсолютно незнакомые? Борис Рыжий, а что есть такой поэт? Говорите, был… И что?
В анонсе «Рыжий» заявлен как театральное путешествие в пространстве и во времени. Рубеж 80-х – 90-х. «Те баснословные года», в которые «так хорошо мы плохо жили». Поэтому логично, что зрителей после третьего звонка приглашают занять места в вагоне поезда. Вполне ожидаемо, что выходит проводница и объявляет отправление. Абсолютно неожиданно то, что зрительный зал после этого действительно трогается с места и под стук колес отправляется в путь из Екатеринбурга в Свердловск и обратно.
«Поезд-зрительный зал» двигается от одной остановки к другой, и такое физическое перемещение зала как раз и создает ошеломляющий эффект путешествия в пространстве и во времени.
Ну, а уж на остановках фоменки отрываются по полной. Есть еще одна хитрость в постановке, которая не позволяет спектаклю превратиться в марафон художественной декламации. При каждом удобном случае (а особенно при неудобном!) актеры начинают петь стихи Рыжего на известные всем мотивчики. Например, на мотив песен Джо Дассена. Отчего даже у человека, впервые в жизни слушающего поэтические строчки Рыжего, возникает чувство узнавания (Ангелы шмонались по пустым аллеям/ парка. Мы топтались тупо у пруда./
Молоды мы были. А теперь стареем./И подумать только, это навсегда).
Ну, и, конечно, абсолютно узнаваемые ситуации, которые обыгрываются с фирменной фоменковской изобретательностью. Вот, на пункт приема цветмета какие-то мутные личности сдают медные инструменты. Приемщик выдает им бутылку водки и тут же начинает играть на валторне нежную щемящую мелодию. Вот… впрочем достаточно спойлеров.
Вот вам история из моей жизни. После окончания Киевского университета в 1987 году довелось мне поработать в Чимкентской геофизической экспедиции. Это самый юг Казахстана, на границе с Узбекистаном. Мы с друзьями были молодыми специалистами, холостыми и легкомысленными. Поэтому в выходной день нам часто хотелось выпить. А советскому правительству не хотелось, чтобы мы это делали. Поэтому правительство проводило антиалкогольную кампанию и купить алкоголь в магазине было трудно. Но, поселок геофизиков граничил с местным аулом, в котором жители приторговывали самопальной водкой. И вот идешь поздно вечером вдоль дувала, луна светит, ишаки кричат, натуральное «белое солнце пустыни». Стучишь в ворота: - Арак бар? (водка есть?) Тебе продают что-то в бутылке, и ты молишься, чтобы это был разбавленный пищевой спирт.
Младший научный сотрудник института геофизики Борис Рыжий сочинил по этому поводу:

Когда бутылку подношу к губам,
чтоб чисто выпить, похмелиться чисто,
я становлюсь похожим на горниста
из гипса, что стояли тут и там
по разным пионерским лагерям,
где по ночам - рассказы про садистов,
куренье,
чтенье "Графов Монте-Кристов"...
Куда теперь девать весь этот хлам,
всё это детство с муками и кровью
из носу, чёрт-те знает чьё
лицо с надломленною бровью,
вонзённое в перила лезвиё,
всё это обделённое любовью,
всё это одиночество моё?

В спектакле «Рыжего» в разных жизненных обстоятельствах играют разные актеры: Дмитрий Рудков, Александр Мичков, Юрий Буторин, Василий Фирсов. Играют хорошо.
Но, все-таки самое сильное эмоциональное впечатление производят не они, а чудесные персонажи Полины Айрапетовой, Елены Ворончихиной и Розы Шмуклер. Наверно потому, что муза – она женского рода.

Я пройду, как по Дублину Джойс,
сквозь косые дожди проливные
приблатненного города, сквозь
все его тараканьи пивные.

Чего было, того уже нет,
и поэтому очень печально, —
написал бы наивный поэт,
у меня получилось случайно.

Подвозили наркотик к пяти,
а потом до утра танцевали,
и кенту с портаком «ЛЕБЕДИ»
неотложку в ночи вызывали.

А теперь кто дантист, кто говно
и владелец нескромного клуба.
Идиоты. А мне все равно.
Обнимаю, целую вас в губы.

Да иду, как по Дублину Джойс,
дым табачный вдыхая до боли.
Here I am not loved for my voice,
I am loved for my existence only.
(Дмитрий Скрябин)
#рыжий #самоеважное #полинаайрапетова #еленаворончихина #розашмуклер #дмитрийрудков #александрмичков #юрийбуторин #василийфирсов #борисрыжий

×

Подписаться на рассылку

Ознакомиться с условиями конфиденцильности