RuEn

Как жаль…

Пьеса Маркеса, выбранная для бенефиса вахтанговской актрисы Людмилы Максаковой, называется «Любовная отповедь сидящему в кресле мужчине», но Петр Фоменко предпочел другое название — «Как жаль…» Фактически этот спектакль-миниатюра решен в жанре ностальгического вздоха: как жаль, что жизнь пронеслась и ничего не вернуть.

Угадать, какой отповедью Грасиела угостит мужчину, углубившегося в чтение газет, может всякий. Собственно говоря, это вопль женщин всех времен: «Мой милый, что тебе я сделала?» Она расскажет и про свою маму, которая как умная женщина сразу предостерегла ее от такого замужества. И про многочисленные измены Сальваторе, которые она так долго терпела. И про его ревность. И про свою самопожертвенность. Уже 25 лет они вместе. На серебряную свадьбу этой знатной четы съехалось полсвета, и накануне торжества жена выкладывает мужу все обиды, накопившиеся за четверть века.

Роль человека, готового подставить себя под бурный поток упреков, играет Максим Литовченко. Кроме него в спектакле участвует еще один мужчина. Его зовут Стефано (Степан Пьянков), и он не засиживается, а изображает то ли лицо от автора, то ли слугу просцениума. Не желая обидеть этих хороших актеров, можно сказать, что они в спектакле Петра Фоменко — для мебели (тем более что мебель здесь играет не хуже живых людей). Помимо многоуважаемого кресла, фигурирующего в названии пьесы, на сцене присутствует не менее уважаемый шкаф, выбитые дверцы которого служат чуть ли не магическими вратами в утраченное прошлое. Стремясь остановить мгновение, Людмила Максакова даже не произносит, а пропевает свой длинный монолог, взяв дыхание в начале и выдохнув в конце. Вслушиваться в ее многословные тирады совершенно не обязательно. Ведь по сути она сказала всего два слова.