RuEn

Действительно: как жаль!

«Как жаль…» называется премьера в «Мастерской Петра Фоменко», и это не только название, но главное чувство, вынесенное со спектакля.

Как жаль, что мастер русской сцены, олимпиец и корифей Петр Фоменко не смог воспротивиться напору со стороны актрисы Людмилы Максаковой… Как жаль, что Людмила Максакова не сочла возможным пощадить мастера и отказаться от притязаний на бенефис-моноспектакль, где на нее одну был бы направлен свет рампы. Как жаль, что не нашлось никого третьего, кто сказал бы двум первым лицам (и был бы при этом ими услышан): может быть, не стоит?..

Женщина, которая выясняет отношения с жизнью на фоне занятого собой (или своей газетой) мужчины, впервые появлялась в пьесе Кокто «Равнодушный красавец». Перед нами — латиноамериканский парафраз. Героиню, вышедшую замуж по любви, всю жизнь обманывает муж, она об этом знает, страдает, мечтает уйти. Внимание к этому персонажу Маркеса целиком оправдано в том случае, если исполнительница главной роли дает на наших глазах мастер-класс виртуозной игры, создает или характер, или некое «приключение чувства». Как жаль, этого не происходит. 

От первого появления, когда Грасиела без сил падает на ковер, до последнего, когда садится на диван рядом с мужем, чтобы напоследок утвердить его в роли своей главной любви, она остается всё той же самой — женщиной явственно недоброй, душевно неизящной, перегруженной натужной многозначительностью, с наигранными и фальшивыми интонациями. Обозначить образ, возникающий в итоге усилий актрисы, помимо ее воли и, надо полагать, намерений режиссера, можно в двух словах: несчастная мегера. И - как жаль! — почти невозможно испытать к ней сочувствие. ..

Режиссер сделал робкую попытку себя обезопасить, заявив жанр этюдной композиции по мотивам монопьесы Г. Г. Маркеса «Любовная отповедь сидящему в кресле мужчине» как фарс-мелодраму. Но - как жаль! — это ничуть не спасает дела. Остается лишь надеяться: актриса разыграется, и спектакль будет выглядеть иначе…