RuEn

Магия Фоменко

С чего начать, чтобы отдать должное этому театральному чуду? Конечно, с актёров, с изумительных Трёх сестёр этого спектакля: Галины Тюниной, Полины Кутеповой и Ксении Кутеповой, которые играют соответственно мечтательную Ольгу, разочарованную Машу и Ирину, беспечного и трагического соловушку.

Но следует сказать и о режиссуре Петра Фоменко, наследника и носителя высокой традиции русского театра. Следует подчеркнуть зрительное великолепие этого спектакля, некоторые картины которого, столь цельные и столь артистичные, сопровождают зрителя, испытывающего неизбежную, но приятную грусть, и после окончания пьесы: осенняя аллея последнего действия, например, по которой бредёт, спотыкаясь, великолепный доктор, где персонажи жалуются, переживают, плачут и надеются, как только русские умеют это делать. Ласкающие звуки русской речи (и отлично сделанные субтитры) играют далеко не последнюю роль в пленительном очаровании этого спектакля. Но и многое другое вызывает восхищение: использование глубины пространства сцены, точность костюмов и света, движений, наконец, изысканность аксессуаров и тканей, а главное — то, чем так часто пренебрегают в театре и что остаётся одним из главных его элементов: внимание к звуку. Ценнейшее внимание, особенно в том, что касается Чехова и именно «Трёх сестёр», его первой пьесы, которую Горький определил как музыку: звон колокола, шум проходящего поезда, несколько музыкальных нот, вся хрупкая звуковая поэтичность, которой Фоменко обволакивает этот шедевр юмора и меланхолии. 

Итак, музыка. В этой постановке всё звучит удивительно точно: смех, вздохи, жесты, метафизические замечания и фривольные намёки. Ах, какие актёры! Их называют «фоменками», тех, кто работает в театре-студии Петра. Говорят, что Чехов (он говорил о пьесе как о «скучной крымской чепухе») беспрестанно вносил в текст изменения, всякий раз приспосабливая его к темпераменту новых исполнителей. Какой урок театра! Век спустя Фоменко, который пользуется репутацией легендарного педагога, руководствуется теми же принципами, той же заботой об актёре. Это называют традицией, а иными словами — чувством современности, опирающимся на память.

(Подстрочный перевод Риммы Генкиной.)