RuEn

Высший пилотаж великого Фомы

В одной из театроведческих статей его назвали «закрытый человек с открытой душой». Действительно, Петр Наумович Фоменко не дает интервью, не устраивает шумных пресс-конференций с презентациями и не публикует мемуары. А душу свою он открывает людям своими чистыми и светлыми спектаклями, даже если это — трагедии. В свое время он не смог расстаться со своим курсом в ГИТИСе, и вместе со своими удивительными «детьми», которых уже больше 10 лет кличут «фоменками», создал один из самых лучших в мире театров. Сегодня у Петра Наумовича день рождения?

Думаю, среди наших театральных деятелей нет человека, который бы так же, как Фоменко, искренне ненавидел бы всяческие панегирики и славословия в свой адрес. Не дай Бог в его присутствии сказать что-то хвалебное о нем или о его подопечных. Потому что он может не на шутку обидеться. (Надеюсь, что он не увидит эту публикацию, иначе мне не сдобровать!) И «выкормышей» своих приучил к тому же. Автор этих строк давно дружит с «Мастерской П. Фоменко», и не однажды брал интервью у ее звезд. И каждый раз поражался: как только начинаешь их хвалить, лица «фоменок» становятся каменными и возникает впечатление, что речь идет о каких-то других людях, а не о них. Причем, во всем остальном «ничто человеческое им не чуждо»: они вполне земные, любят сниматься в кино, наслаждаются овациями публики, могут сутками репетировать в своем тесном помещении на Кутузовском проспекте. А своего Мастера ласково называют Фомой. И он на это ничуть не обижается. Да и можно ли назвать по имени-отчеству человека, который на пресс-конференции может при всем честном народе так свистнуть, что Соловью-разбойнику мало не покажется? Но это — игра. А на самом деле этот человек — абсолютно не из нашего клипового, потребленческого мира. Он не имеет мобильного телефона и, тем более, машины, живет в основном в деревне, пьет колодезную воду, которую сам таскает в дом в ведре? А работает по 12 часов, причем, чем больше он делает это, тем меньше болеет.

Сегодня, наверное, — самое время задуматься и поведать читателю о своих впечатлениях от спектаклей Петра Наумовича. Но я это делать не буду. Во-первых, о них уже написаны горы статей, а во-вторых, все равно никакая, даже самая восторженная «алгебра» не сможет передать той гармонии, которая проникает в твою душу, когда ты оказываешься в «Мастерской». Когда один жест или взгляд актера или капающая в таз из кувшина вода могут значить больше, чем иные многочасовые и многозначительные зрелища академических театров.

Читатель, помнящий интервью автора этих строк с актерами «Мастерской П. Фоменко», опубликованными на нашем сайте, может обвинить меня в предвзятости и необъективности. Да я и сам признаюсь в этом: да, я не могу быть объективным и холодно-выдержанным, когда речь заходит о Петре Наумовиче и его театральных «детишках». Поэтому, как человек предвзятый, я снимаю с себя ведение этого «процесса» и предоставляю слово другим участникам действия. Думаю, что им-то вы поверите больше.

Алексей Бартошевич, театровед. Имя Петра Фоменко и его театр для меня, как и для многих людей, — это то, что внушает Надежду. Не только в сфере театра, но и в жизни вообще. Театр Фоменко, его люди и сам Петр Наумович — создатели мира, несущего в себе свет и внутренний покой. Причем, это свет и этот покой — не наивная детская сентиментальная надежда. Это та надежда, которая рождается по ту сторону горечи, по ту сторону боли. Петр Фоменко создал свой театр на позднем и, вместе с тем, сверхзрелом этапе своей жизни. Именно в эту самую совершенную пору к художникам приходит то, что называется простотой. Но эту простоту не надо путать с простодушием и наивностью. Эта простота есть ясная сложность… На спектаклях Мастерской Фоменко я чувствую, как прикасаюсь к тем невидимым душевным струнам, которые соединяют людей на сцене.

Константин Райкин, актер, худрук театра «Сатирикон». Петр Наумович — гениальный, непревзойденный мастер и абсолютный волшебник театра. Он - один из моих любимых режиссеров. Но работать с ним сверхсложно и порой изнурительно. Порой непреодолимо! Мы с ним работали над спектаклем «Великолепный рогоносец» в течение года. Могу сказать, что мне до этого никогда не доводилось встречать режиссера, который бы делал процесс таким мучительным? При этом, у тебя не остается права на раздражение, негодование или злобу, потому что Петр Наумович в работе — настоящий самоистязатель. В день рождения я пожелал бы ему только здоровья. Все остальное у него есть, причем в такой мере, в какой нет ни у кого больше.

Светлана Немоляева, актриса Театра им. Вл. Маяковского. У нашего поколения смолоду была творческая связь и дружба с Петром Наумовичем Фоменко. Мы с ним сделали замечательный спектакль «Смерть Тарелкина». Это был спектакль очень мощного гражданского звучания, в нем были замечательные актерские работы (прежде всего, Алеши Эйбоженко) и, конечно, высокий режиссерский полет. С молодых лет Петр Наумович заложил в нас высший театральный пилотаж. Он настроил нас на определенную волну на всю жизнь. Эта личность сложная, но ни один талантливый человек не бывает простым и удобным в бытовом, жизненном смысле. Поэтому для того, чтобы находиться с ним на радостной творческой волне, надо с этим мириться, очень многое понимать и прощать?

Евгений Князев, актер театра им. Евг. Вахтангова, ректор Театрального института им. Щукина. У Петра Наумовича — абсолютный режиссерский дар. Для него жизнь — это великий театр. Все спектакли Фоменко — о театре! Для него театр — это игра, в ходе которой человек понимает, как и зачем жить?. Созданный Петром Наумовичем Театр в высоком смысле этого слова и конкретно — его «Мастерская» остаются сегодня, пожалуй, единственным островком, сохраняющим традиции нашего великого русского театра.

Ну и в финале — несколько слов от одной из учениц великого Мастера — «звездочке» «Мастерской П. Фоменко».

Ксения Кутепова, актриса. Я подозреваю, что мы избалованы Петром Наумовичем. Он делает для актера все! Он разбирает наши роли «от и до», выстраивает все «до пальчика». Думаю, что актеры других театров завидуют нам. Играть плохо в спектаклях Фоменко гораздо сложнее, чем играть хорошо. Еще Петр Наумович очень не любит нас хвалить и редко делает это. Кстати, и в своей адрес он не терпит дифирамбов. И нас так воспитал. Поэтому наши люди относятся к похвалам очень осторожно. Главный критерий — внутри? Ко всему прочему, Петр Наумович — удивительный знаток женской души. Каждая актриса, поработав с ним, начинает чувствовать, что он знает о женщинах все! Больше, чем ты сама! (Смех.)

И пусть этот смех никогда не иссякает в лучшем театре мира! И пусть будет здоров Мастер! И пусть будут удачными их гастроли в Америке! И дай им Бог удачи в новой работе над «Тремя сестрами»!