RuEn

Ловушка для учредителей

На невыносимо скучную пьесу Жироду, грешащую схематизмом и плакатностью, театральный маг Фоменко взглянул так пристально и мудро, что она обернулась к зрителю непредвиденной стороной. Невыразимая печаль режиссера упорно следует по пятам почти публицистического «содрогания о зле», демонстрируемого Жироду — представителем французской интеллектуальной драмы. В итоге плоское становится объемным, бездушное одухотворяется и преподносится публике в утонченно театральной, порой гротесковой форме.

Два акта пьесы играются в разных залах театра. Первый — «сцены в кафе» отдан на откуп исполнителям-мужчинам, обосновавшимся на возвышении за круглыми столиками под полосатым навесом. Четыре отталкивающих учредителя фиктивной организации «О. Б. П. Н» («Объединенный банк парижских недр») одержимы идеей наживы и намерены вести поиск полезных ископаемых на территории Парижа. Они говорливы и безлики, суетны и апатичны одновременно, безнравственны и почти неотличимы друг от друга. Запоминаются как зловещая скульптурная группа «траурных» фигур, алчно всматривающихся в полусвет-полутьму.
Вокруг кипит полнокровная жизнь улицы: музыканты напевают из «Прекрасной полячки», жонглер орудует воображаемыми кеглями, порхает и щебечет цветочница, мычит глухонемой, заигрывает с посетителями фигуристая судомойка. Все продумано, придумано, оттенено нюансами, оживлено цирковыми трюками и захватывающе театрально.
Интонация спектакля ощутимо меняется с выходом на авансцену престарелой графини Орели — безумной из Шайо в исполнении Галины Тюниной. Сквозь многоголосье уверенно пробивается властный, чуть капризный голос; среди личин, гримас и личиков возникает изысканное, хотя и тронутое временем лицо, на котором читаются ум, еще раз ум и безумная решимость изменить мир, вернуть ему былое благоденствие. Серебристая благородная седина, пронзительный взгляд, одежды ушедшей эпохи, чудаковатость и трогательная забота о коте с Токийской набережной — такова деятельная графиня Орели, вознамерившаяся изъять из мира зло, заманив разом всех его подручных в ловушку.
Второе действие — торжество четырех молодых актрис, выпускниц разных гитисовских курсов Фоменко. В загроможденной вещами тусклой подвальной комнатке графини Орели для вынесения приговора собираются ее безобидно нелепейшие приятельницы — стареющие безумные из парижских кварталов Пасси, Сан-Сюльпис и Конкорд. (К виртуозной Галине Тюниной присоединяются Наталья Курдюбова, Мадлен Джабраилова и Полина Кутепова, наделяющие героинь незабываемой характерностью). У каждой из них — свои причуды, несбывшиеся надежды и воспоминания. В этом обществе принято мяукать под дверью в качестве пароля, позволительно приводить с собой воображаемого песика и вести сумбурные словопрения. Угнездившись на просторной кровати, размашисто качающейся над полом, эти особы представляют собой щемящее зрелище: словно нашли убежище на плоту среди бескрайних вод.
Несмотря на красноречивость адвокатской речи (эта роль выпадает мусорщику) старухи выносят обвинительный приговор всем представителям власти денег. Приподнимается крышка огромного канализационного люка; мужские фигуры — создатели «О. Б. П. Н.», подманенные запахом нефти, шагают в него; крышка захлопывается. Но заживо погребенные, они уже через мгновение распластываются вдоль стены где-то в глубине комнаты, вверху, и продолжают свой утрированно захватнический танец — пляску легкой наживы.
Все в этом мире остается по-прежнему, и только наивные безумицы беспечально застывают, каждая в обнимку со своим призраком, прозрачным и бесплотным. Трудно вообразить что-нибудь грустнее?
Оттолкнувшись от обличительности Жироду, Фоменко со свойственным ему лиризмом поставил пронзительно человечный спектакль, не лишенный, впрочем, и некоторой сатирической заостренности.