RuEn

«Безумная из Шайо»

Жан Жироду, патриарх французской интеллектуальной драмы, написал «Безумную из Шайо» в 1942 году. Ее сюжет можно пересказать современным языком: сумасшедшая бомжиха с помощью нескольких люмпенов отправляет на тот свет всех французских олигархов. Можно интерпретировать поэтически: мудрая «безумная» с помощью своих друзей-артистов открывает миру то прекрасное, что в нем есть, прогоняя со сцены цинизм и алчность. Но при любой трактовке неизменно одно. В «Безумной из Шайо» есть четыре роскошные женские роли. Голосистый квартет городских сумасшедших — это лакомый бенефисный кусок для актрис Петра Фоменко.
Поначалу казалось, что весь первый акт, в котором олигархи наивно рассказывают публике о своих кознях, Фоменко сократит или выбросит. Но он рискнул его оставить. На наших глазах за столиком парижского кафе под голос разбитого фортепьяно учреждается Объединенный Банк Парижских Недр, сокращенно ОБПН. Трое проходимцев приглашают в свою шайку «человека без имени, изыскателя» (Рустэм Юскаев), который на голубом глазу обещает им найти нефть прямо под полом кафе, в котором они выпивают. Доказательство неисчерпаемого богатства парижских недр — привкус керосина в воде, которую без устали глотает изыскатель.
На этот керосин и поймает Безумная из Шайо банкиров. Она объявит, что в канализационном люке прямо в полу ее подвала текут нефтяные реки, раздольные, как в Арабских Эмиратах. В доказательство будет предъявлена бутылка отборного керосина. Набежавших олигархов Безумная заставит залезть в люк — надо же удостовериться в наличии черного золота — и запрет там до страшного суда.
Во втором акте начинается веселье. Действие переносится на другую сцену — если только можно назвать сценой малогабаритное помещение, где, наступая друг другу на ноги, ютятся актеры. Под потолком раскачивается на канатах продранное царское ложе с помойки. А на него, скрипя зубами и суставами, забирается колченогая Безумная из Шайо (Галина Тюнина). К ней вспархивает Безумная из Сан-Сюльпис (Мадлен Джабраилова), вся в рыжих кудряшках, драных кружевах, охах и ахах. Ложе трещит под величественной Безумной из Пасси (Наталья Курдюбова) и чуть не разваливается, когда на него балетным прыжком взлетает самая ненормальная из всей четверки, загадочная, роковая и сногсшибательная Безумная из Конкорд (Полина Кутепова). Они играют с воображаемыми предметами, приводят с собой давно умерших возлюбленных и разговаривают с чучелом собачки. Тени забытых и придуманных людей населяют их призрачный мирок. Они судят олигархов и отправляют их на тот свет, не забывая препираться из-за любовной неудачи полувековой давности.
Каждая секунда «Безумной из Шайо», полная милых дурачеств, напоминает нам, что мы в театре, что все происходящее не больше, чем игра. Но режиссер не позволяет нам забыть, что у игры этой есть мучительная реальная подоплека. В конце концов его театр выглядит не менее нищим, чем его герои. И этот двойственный настрой — боль сквозь смех — сильнее всего ранит память в новом, виртуозно уклончивом спектакле Фоменко.