RuEn

Театр «Мастерская П. Фоменко»: легенды и триумфы

В биографии каждого театра есть события, которые на долгое время определяют его облик и путь. И в истории театра множество таких знаковых дат и событий. 

Начало. «Волки и овцы»
Когда-то Немирович-Данченко в шутку, но и всерьез настаивал: «Художественному театру бабушка ворожила!» «Мастерской П. Фоменко» ворожил дедушка, и красавец дедушка. В 1988 году Петр Фоменко набрал в ГИТИСе актерско-режиссерский курс, включив в него и абитуриентов со школьной скамьи, и людей после армии, и даже актеров, уже начавших работать на профессиональной сцене. В педагоги позвал также художников разных: Сергея Женовача, Евгения Каменьковича, Ольгу Фирсову, Сусанну Серову. Первый же показ «Двенадцатой ночи» на втором курсе немедленно прославился не только среди студенческой театральной аудитории. В трехчасовом спектакле студенты пели песни, написанные Сергеем Никитиным, легко читали шекспировский текст в переводе Давида Самойлова. Сестры-близнецы Кутеповы играли Виолу и Себастиана, томилась обворожительная Оливия — Галина Тюнина, а печальный шут Фесте — Карэн Бадалов гарцевал на унитазе… Потом были «Владимир III степени» по Гоголю, поставленный Сергеем Женовачем и поэтическое «Приключение» Марины Цветаевой в постановке Ивана Поповски (об обоих спектаклях подробно писала театральная пресса).
Наконец, «Волки и овцы» Петра Фоменко явили Москве новый театр.
Петр Фоменко взял плотную материю пьесы Островского «на просвет». Там, где привыкли искать быт, он открыл музыку. Возникало странное чувство, что приземленная речь героев «московского Мольера» звучит почти как белый стих. А герои Островского вдруг обрели воздушную походку-полет. И манера игры была такая — полетная. Самочувствие «человека показывающего» было очень важным самочувствием «фоменок» периода института. Оно расковывало студентов-учеников: они не только играли своих героев, но и чуть-чуть показывали, как можно их играть (так Вахтангов, показывая бильярдиста, легко клал шар за шаром в лузу, а потом признался, что вообще-то в бильярд играть не умеет). Легкие, кружевные «Волки и овцы» оказались спектаклем-знаком, спектаклем с длинной биографией.

Рождение театра. «Семейное счастие»
27 июля 1993 года мэр города Москвы подписал документ о создании нового театра «Мастерская П. Фоменко». Месяц как истек последний (бонусный) пятый год обучения курса, который ректор ГИТИСа предоставил студентам Петра Фоменко, рассчитывая на успех хлопот всех фей крестных: от Олега Табакова до Михаила Ульянова и Марка Захарова. Свершилось. Правда, никакой площадки театру не предоставили (Дом актера выделил девятиметровую комнатку № 369 под офис и еще одну — для хранения реквизита). Началась пятилетняя скитальческая жизнь по сценам Москвы и по зарубежным гастролям — от Прибалтики и Украины до Франции и Швейцарии. 
Из репертуара ушла часть студенческих постановок, и появились новые, срепетированные в «походных условиях». В состав участников влился новый гитисовский выпуск Фоменко. Наконец, в 1997 году театру передали помещение по адресу Кутузовский проспект, 30/32, которое раньше занимал кинотеатр «Киев». После двухлетнего ремонта в декабре 1999 года в нем и сыграли первую премьеру — «Варваров» Горького в постановке Евгения Каменьковича.
Начался самый счастливый период жизни — период высокого «до».
Два вытянутых пеналами зала были неудобны. Две толстые белые кургузые колонны приходилось «вписывать» в любое декорационное решение. Шум построенного рядом Третьего транспортного кольца влетал в окна. Но все эти «глупости и мелкие злодейства» с избытком покрывались счастьем наконец-то обрести свой дом, азартом работы, студийным самочувствием общей жизни (даже отдыхать в летние месяцы ездили все вместе, как будто за сезон не успевали пообщаться вдоволь).
И в названиях спектаклей тех лет недаром замелькало слово «счастье»: «Одна абсолютно счастливая деревня», «Семейное счастие». А в интервью Фоменко назвал самым необходимым качеством режиссера «ощущение радости бытия».
Толстой в раннем романе «Семейное счастие» относился к своим героям пристрастно: то с ненавистью, то с брезгливостью, то с любовью. Фоменко разглядывал толстовских персонажей с бережной нежностью. Теплый свет заливал сцену. Небольшое пространство казалось одушевленным: оно так же менялось и жило, как жили и менялись толстовские герои. Сергей Тарамаев касался Маши — Ксении Кутеповой, точно трогал бабочку,— боясь смять пыльцу. Сентиментальность снималась нежной иронией. Петр Фоменко смотрел на героев Толстого, как умудренный странник смотрит в окно чужого дома на играющих детей: как славно, что в мире есть место и этому чуду!

Новая сцена. «Бесприданница»
«Мастерская П. Фоменко» на театральной карте Москвы заняла свою уникальную нишу — любимого театра. Никого не смущали тесные залы-щели и неизбежные колонны, которые превращаются то в вишневое дерево, то в античный дворец. В 2002 года появилось решение о строительстве нового здания для театра аккурат через дорогу от бывшего здания «Киева» прямо на склоне Москвы-реки. Архитектурный проект долго создавался (в 2006 году он получил престижную архитектурную премию «Золотое сечение» в номинации «Лучший архитектурный проект»). Надолго растянулись тяжбы с жильцами, протестующими против «гнезда порока» под их окнами, к тому же загораживающего вид на Москву-реку… Мэрия предложила Петру Фоменко въехать в здание «Школы драматического искусства», которую покинул ее основатель Анатолий Васильев. Фоменко отказался. И в декабре 2007 года, не дожидаясь окончания отделочных работ в остальном здании, Петр Фоменко перенес на новую большую сцену репетиции «Бесприданницы» Островского. Премьера была сыграна 5 января 2008 года. В заглавной роли — Полина Агуреева. В центре постановок Петра Фоменко — всегда женщина, что редко встречается в драматическом театре и широко распространено в балете. Золотистое сияние идет от них со сцены, заставляя любого зрителя поверить, что «вечная женственность» — это не миф, а просто актриса. В «Бесприданнице» вместе с Ларисой на сцену входило предчувствие беды. «В ней же совсем нет этого житейского!» — вздыхает Кнуров. И впрямь: нету! Она так доверчива, что невозможно вынести.
«Бесприданница» — из цикла мрачных пьес. Тут не только девушку губят, но жизнь никому не задалась. Мутит Паратова от невесты с приисками. Саднит поздняя страсть Кнурова. Все расчеты Огудаловой пошли прахом. Погубил свою жизнь самолюбивый дурак Карандышев. И избыточная графичная рамочная красота спектакля только подчеркивала эту горькую саднящую ноту:
«Того, что было, не вернешь,
Дубовый стол, в солонке нож,
И вместо хлеба — ёж брюхатый;
Хотели петь — и не смогли,
Хотели встать — дугой пошли
Через окно на двор горбатый».

Обновление. «Театральный роман»
В 2007 году «Мастерская П. Фоменко» объявила набор на стажерский курс. Из сотен претендентов (все уже имели театральное образование и опыт работы в разных театрах) были отобраны 17 актеров, три режиссера и один сценограф. Через несколько лет набор был повторен. По мнению Фоменко, театру необходим постоянный приток свежей крови, свежих идей и молодой энергии. Достоевский, Бродский, Ионеско, Набоков, Мрожек, Борис Рыжий, Мандельштам, Тургенев — авторы, к которым обратились в обновленной «Мастерской». Практически сразу стажеры и «старики-основатели» стали работать рядом. В стажерскую постановку «Сказки Арденнского леса» по просьбе Фоменко включились опытные актеры. В своей работе над «Улиссом» Евгений Каменькович задействовал и старших, и младших. 
Последним спектаклем Петра Фоменко оказался «Театральный роман» по Михаилу Булгакову, где сосуществование «основателей» и молодежи станет предметом сценической рефлексии. Закономерно, что на сцене ассоциации возникали скорее с «Мастерской» десятых годов нашего века, чем с Художественным театром начала века прошлого. У Петра Фоменко настоящая храбрость неотрывна от самоиронии, в его театре умеют смеяться над собой. Мадлен Джабраилова и Галина Тюнина вышли в ролях секретарш Ивана Васильевича и Аристарха Платоновича — знойная мечта Августа Менажраки и томная Поликсена Торопецкая. Их конторские столики были расставлены по углам авансцены, у каждой — свой личный театральный бог. Максим Литовченко играл Ивана Васильевича одновременно похожим на восковую фигуру Станиславского (точь-в-точь экспонат, сбежавший от мадам Тюссо) и на самого основателя и худрука «Мастерской» с его неожиданными перепадами настроения, ребячливой хулиганистостью и гениальной интуицией.
«Как я угадал! Как я все угадал!» — печально и потрясенно повторял Максудов — Кирилл Пирогов, ставший соавтором постановки…

После Мастера. От «Улисса» до «Сна в летнюю ночь»
В двухтомном собрании сочинений театральных рецензентов о «Мастерской П. Фоменко» во вступительной статье Анастасии Сергеевой ко второму тому сказано кратко: «Самое страшное, что могло произойти, произошло: мы остались без своего Мастера». 9 августа 2012 года, казалось, оборвалась жизнь театра. Петр Фоменко был для «Мастерской» гораздо большим, чем учитель и создатель. Он был ее автором. Его ритмы определяли ход жизни, его воля направляла, его интуиция вела.
Пришлось учиться жить заново. Евгений Каменькович, ставший художественным руководителем «Мастерской», открыл первый сезон без Фоменко премьерой «Дара» по Набокову. Давнее театральное правило — сцена лечит не только от болезни, но и от горя. И все-таки казалось, что из «Мастерской» ушло ощущение легкости, тайная радость свободного полета.
«Сон в летнюю ночь» режиссер Иван Поповски репетировал долго, мучительно. А премьера вышла радостной, легкой, на удивление счастливой. Движущиеся черно-белые полотнища стали волшебным лесом. Прислужницы Титании зависли над сценой подобием гигантских светлячков. Гибкий Робин — Амбарцум Кабанян загадочным образом оказывается одновременно на самых разных концах сцены, получая пощечины и поцелуи от окончательно одуревших юных влюбленных. А честные ремесленники, чтущие свое театральное ремесло, упрямо идут к заветной цели — сыграть перед Герцогом свою «Прежалостную комедию о любви». И танцующий воздух веселого мастерства наполняет легкие актеров и зрителей.

О проекте
ВТБ традиционно поддерживает крупные проекты и организации в сфере культуры и искусства. Постоянными партнерам Банка всегда были и остаются российские театры, в частности «Мастерская П. Фоменко», один из самых популярных московских театров. ВТБ и «Мастерскую П. Фоменко» связывают давние партнерские и дружеские отношения: при непосредственной поддержке банка театр построил сцену на набережной Шевченко, организует ежегодные гастроли. Это партнерство позволяет театру долгие годы сохранять лучшие исполнительские и режиссерские традиции российской сцены.

Источник: Зеркало сцены — совместный проект ИД «Ъ» и банка ВТБ