RuEn

«Фоменки» 20 лет спустя

Театру «Мастерская Петра Фоменко» в июле прошлого года исполнилось 20 лет. Но встречать юбилей актерам пришлось уже без своего мастера, который не дожил до этого события ровно год. Летом театр не стал устраивать торжественных мероприятий, перенеся их на 13 января – традиционный день «Мастерской». Накануне праздника мы тоже решили оглянуться назад и вспомнить, как все начиналось.

1993 год, тревожная постперестроечная Россия, выстрелы у Белого дома. А у театральной Москвы радость: «фоменки» стали театром, «фоменки» остались вместе, значит, переменчивая актерская судьба не разметает их по свету, не раз-рушит этот чудный ансамбль. Значит, снова можно будет увидеть замечательные студенческие спектакли, слухи о которых бродили по всей Москве, – «Волков и овец», «Владимира III степени» и легкую, воздушную «Двенадцатую ночь». А было еще эстетско­прекрасное «Приключение» Ивана Поповски по поэме Марины Цветаевой, которое играли прямо в узком коридоре ГИТИСа, или «Шум и ярость» по Фолкнеру, где помимо студентов Петра Фоменко участвовали щукин-цы из мастерской Владимира Иванова. Там тогда учился один из лучших актеров будущего театра Кирилл Пирогов. Трудно забыть, как в этом трагическом спектакле Сергея Женовача покойный Юра Степанов играл глухонемого Бенджи.
У новорожденного театра тогда не было своего помещения, играли по разным площадкам. Но разве это цена за возможность заниматься любимым делом рядом с друзьями, которые за четыре года учебы стали одной семьей? Эта атмосфера любви и обожания перехлестывала через рампу и накрывала волной счастья и зрителей, которым в то трудное время так не хватало положительных эмоций и атмосферы мироприятия, царившей в спектаклях Фоменко того времени. Кто бы мог узнать в этом мастере сценических кружев, как позже назовут его критики, автора едкой сатирической «Смерти Тарелкина» в Театре Маяковского или хулиганского «Леса» в ленинградском Театре комедии! Острый и желчный режиссер, спектакли которого запрещали за очернение советской системы, рядом со своими юными учениками стал как­-то разом нежнее и мягче, словно забыл про страшный внешний мир и целиком погрузился с ними в стихию радостной театральной игры.
Вчерашние студенты – Галина Тюнина, Мадлен Джабраилова, сестры Кутеповы, Карэн Бадалов, Рустэм Юскаев и другие – быстро стали мастерами, профессионалами, но не звездами. От этого их уберегли уроки Фоменко, не терпевшего в артистах самовлюбленности.
В 2000 году «Мастерская» наконец въехала в собственный дом – в помещение бывшего кинотеатра «Киев», но два маленьких зала не могли вместить всех же-лающих: запись на некоторые спектакли шла на полгода вперед. Билеты на Фоменко стали таким же роскошным подарком, как когда­-то билеты на Таганку. В любви к этому театру объединялись все группы зрителей – от строгих критиков до простых домохозяек, от студентов до олигархов.
Начало 2000­х стало золотым веком театра, когда были созданы лучшие спектакли Петра Фоменко – «Одна абсолютно счастливая деревня» по повести Бориса Вахтина, «Семейное счастие» Льва Толстого, «Война и мир. Начало романа» по роману Л. Толстого «Война и мир». Здесь даже в названиях беззастенчиво сквозит слово «счастье», а в первом томе толстовской эпопеи еще царят мир и гармония. Тогда окончательно сложился индивидуальный стиль, почерк «Мастерской», не похожий ни на какой другой, – тонкий психологический разбор и выверенный до жеста рисунок роли, изящная игра, не лишенная легкого кокетства, точные и емкие детали.
Потом будут и эстетская «Отравленная туника» Ивана Поповски, и неожиданно холодная, графичная «Бесприданница» Фоменко, его иронически­-печальный «Триптих» и «Три сестры», и смелые инсценировки Евгения Каменьковича по зубодробительным романам Шишкина и Джойса – «Самое важное» и «Улисс». Театр получил все возможные премии и свое 15­летие встретил уже в новом шикарном здании на берегу Москвы­-реки, оснащенном по последнему слову техники.
Но сам Петр Наумович опасался застоя в коллективе, ленного почивания на лаврах и все время старался впрыснуть свежую кровь. Например, набирал при театре стажерские группы из выпускников разных театральных вузов, многие из которых потом входили в труппу. В «Мастерской», где изначально все были ровесниками, появилась возрастная иерархия: «старички», среднее поколение – актеры второго и третьего выпуска Фоменко в РАТИ, среди которых Полина Агуреева и Евгений Цыганов, и так называемый молодняк. Эту иерархию «фоменки» очень смешно обыграли в спектакле «Театральный роман», узнавая в героях Булгакова не только великих мхатовцев, но и самих себя. Это был последний спектакль, который в соавторстве с Кириллом Пироговым успел выпустить Петр Фоменко, – его признание в любви театру.
20­й сезон «Мастерская» открыла без своего мастера, и ей было не до юбилеев: надо было как­-то пережить, преодолеть это горе, понять, что делать дальше. «Фоменки» пытались освоить непривычный для себя пластический театр под руководством хореографа Олега Глушкова («Моряки и шлюхи»), возвращали старые спектакли («Безумная из Шайо»), давали возможность проб и ошибок молодым («Египетская марка»). В этом сезоне в планах театра – еще четыре премьеры: уже выпущено «Последнее свидание» по рассказам Бунина, впереди нас ждут «Фантазии Фарятьева» с участием Рустэма Юскаева и Полины Кутеповой, новая постановка Евгения Каменьковича по пьесе Пиранделло «Гиганты горы» и «Олимпия» Ольги Мухиной, написанная специально по заказу театра эпическая история целого поколения от 70­х годов до наших дней.
А 13 января в театре планируют устроить юбилейное подношение Петру Фоменко – спектакль по пушкинским мотивам с условным названием «Наше все». Известно, что над сценарием трудятся Юлий Ким и Дмитрий Быков, а над постановкой работают Евгений Каменькович и Иван Поповски. К юбилею будет выпущен специальный двухтомник, состоящий из рецензий разных лет, а также подарочные диски с записью пяти дипломных спектаклей первого выпуска Фоменко. В начале следующего сезона старую сцену закроют на ремонт, эта страница в жизни «Мастерской Петра Фоменко» закончится и начнется какой-­то другой, новый этап.